Голос

 

Инсценировка новеллы «Голос».

Действующие лица:

Лямин(главный герой) — мужчина, лет тридцати.

Вера — красивая молодая женщина.*

Голос «за кадром».

Несколько мужчин и женщин — эпизодические роли.

________

Голос «за кадром» читает стихотворение: 

Когда ты один в ночи,
А мир враждебен и пуст;
И сердце кричит: «молчи!!»,
Но боль рвётся из уст;

И кажется – все враги!
И кажется – выхода нет!!
Ты лишь шепни: «помоги»,
И я отзовусь в ответ.

И я утешу тебя,
Лишь обернись назад!
И поцелую, любя.
И унесу. В ад.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Комната, в ней кресло, журнальный столик (на нём газета и пара журналов), телевизор и пр.

Главный герой Лямин(Л.) (угрюмо смотрит в окно): Что за погода! Холод,.. с неба какая-то мерзость мелкая сыпется… «Мерзость»,.. «изморось»… Почти и звучит-то одинаково! Синонимы, блин! Триппер просто какой-то!..

Еще немного смотрит и начинает прохаживаться по комнате.

Л: В такую погоду вешаться хорошо! Чехов, кажется, что-то подобное писал, в какой-то своей пьесе… Что у меня за мысли!.. – Это на меня погода так действует! Напиться, что ли? С горя.

Голос «за кадром»(Г.) (насмешливо): С горя? А какое у тебя горе-то?

Лямин вздрагивает и оборачивается по сторонам, не понимает откуда этот голос.

Л: Что со мной? (усмехается, подходит к столику, берёт сигареты) Голоса уже слышать начал!..

Руки дрожат. Закурил и несколько раз глубоко затягивается, постепенно успокаивается.

Л: Вот чёрт! (качает головой) Нервы, Вячеслав Гонбаевич, нервы…

Г: Гонбаевич?!.. Ну, и отчество же у тебя! Удмуртское, что-ль?

Лямин роняет сигарету, подскакивает и в страхе озирается.

Г: Да не озирайся ты, не озирайся!.. Всё равно никого не увидишь! Я у тебя внутри. В голове. Внутренний, так сказать, голос. Хе-хе!

Лямин замирает. Смотрит по сторонам. Прислушивается. Заглядывает за диван, смотрит за шторами и т.д.

Л: Ничего!

Г: А что ты надеялся обнаружить?

Лямин хватается за голову, вытирает пот со лба…

Л (в ужасе): Господи! Я сошёл с ума! И меня теперь посадят непременно в сумасшедший дом!.. Нет, нет, нет… Нет!! Я не хочу!

Г (издевательски): Чего ты не хочешь?

Л (машет раками, как будто отгоняет кого-то):Заткнись!!! Заткнись! Сгинь!! Исчезни! Оставь меня в покое!! Тебя нет!

Г: Ладно, уважаемый Вячеслав Гонбаевич, хватит орать! И устраивать истерики. Успокойся. С ума ты не сошёл. Я это не ты. Не твоё «я». Не подсознание и прочее. Я – совершенно постороннее существо. Чтобы сэкономить время и не тратить его на всякие бессмысленные ахи-охи – подойди-ка лучше к журнальному столику и возьми газету. Которая на нём лежит.

Л (ошеломленно):Что?

Г: Я говорю: подойди к столику и возьми газету. Чего тут непонятного-то?

Лямин подходит к столику, берёт в руки газету.

Г: Раскрой её на второй странице. Статья в левом верхнем углу будет называться «Заколдованный мир». В ней ровно 67 строк. Пересчитай и убедись.

Лямин послушно раскрывает газету. Начинает искать. Затем считает строчки.

Л: Действительно, ровно 67 строк. Статья «Заколдованный мир». На второй странице, в левом верхнем углу. Всё точно.

Г: Ну что, убедился? Газету ты ещё не читал, про статью знать не мог, а уж про число строк в ней – и тем более. Всё ясно?

Л (растеряно): Чего ясно?

Г: Ты что, дебил? (с лёгким раздражением) Я спрашиваю: убедился, что я это не ты?

Л: Что я это не ты? (повторяет механически, он в шоке)

Г: Ну точно, дебил! (задумчиво) Объясняю ещё раз. Для непонятливых. Ты не сошёл с ума. Я это не ты. Не часть тебя. Я – совершенно независимое существо. Ну, понял наконец?

Л: Ты – совершенно независимое существо. (механически повторят, озирается по сторонам) А кто ты?

Г: Ну, наконец-то! (удовлетворенно) Наконец-то я слышу речь не мальчика, но мужа. Какие-то осмысленные вопросы. Кто я – не важно. Это не имеет значения. Прими просто как факт, что я буду теперь всегда вместе с тобой. У тебя в голове.

Л: Как это «всегда»? (постепенно приходит в себя) Что значит: всегда?! (пауза) Гм… даже когда я буду заниматься любовью с женщиной, ты будешь наблюдать за этим, комментировать и давать советы? Или, скажем, я пойду в туалет…

Г: Ничего, привыкнешь! (цинично усмехается) Переживёшь. Это всё чепуха.

Л (раздраженно): А что не чепуха?.. Подожди, подожди! Я всё же не могу поверить!.. Ты… ты… Я точно с ума не сошёл?

Г: Точно, точно!.. Не сошёл. Успокойся. Ты же видел газету. Или хочешь ещё какую-нибудь проверку?

Л: Э-э… Да нет, пожалуй. (пауза) Я… тебе верю.

Г: Ну и хорошо! (вздохнул) Теперь слушай меня внимательно и не перебивай. Я буду исполнять любые твои желания. Точнее, буду давать тебе советы, что делать, чтобы эти желания исполнились. Осуществились.

Л: Так ты добрый волшебник, что ли? Старик Хоттабыч?

Г: Я тебе сказал: не перебивай! К волшебству это всё не имеет никакого отношения. Просто для любой цели всегда существует некая последовательность поступков, к ней проводящая. Только угадать её заранее невозможно. Как для любого сейфа всегда существует некая комбинация цифр, его открывающая. Пожалуйста! Набери её – и все деньги твои. Угадай. Одну-единственную из миллиардов и миллиардов вариантов. (Пауза) Помнишь, как Афродита научила Париса, как украсть Елену? Сам бы он никогда не смог этого сделать. Без её советов. Но что значит «научила»? Подсказала просто последовательность поступков, приводящих в итоге к желаемой цели. Вот и всё. Без всякого волшебства. Так же точно и я. Буду тебе отныне подсказывать. Давать советы. Как Афродита Парису.

Л (медленно): И в результате этих советов погибла Троя. (пауза) И сам Парис.

Г: Это уже твои проблемы! (язвительно) Не выбирай себе таких целей. Нечего Елен красть!

Лямин начинает прохаживаться быстро по комнате, о чем-то думает. Садится в кресло.

Л: Я хочу… стать президентом России! Или нет. Всего мира!

Г (спокойно): Перестань!

Л (удивлённо): Что значит: перестань? Так, значит, ты не всё можешь? Ты же сам говорил: всегда существует последовательность поступков, приводящих практически к любой цели? Ну, и в чём же дело?

Г (спокойно) Перестань.

Л (иронически): Так можешь ты всё-таки или нет?

Г: Я-то могу. Ты не можешь.

Л (удивленно): Что значит: я не могу? Я-то здесь причём? Ты скажешь мне, что делать – я и сделаю.

Г: А если я скажу: съесть собственного ребёнка! Зажарить и съесть?

Л: Так! (пауза, думает) Интересное кино получается. Значит, могут быть и такие советы?

Г: А как же! Конечно, могут! Поэтому я тебе и говорю: перестань. Желай что-нибудь реальное. Тебе доступное. Твоего уровня.

Л (обиженно): Деньги-бабы?

Г: Деньги-бабы. А чего тебе ещё надо? Тебе же на самом деле ничего больше и не надо. «Президент» – это ведь ты так. С понтом дела. По принципу: желать, так желать!

Л: Н-да… Ты прав. Конечно, деньги-бабы… Какое там ещё, блин, президенство! В Белом Доме, что-ль, днями сидеть! Нафиг надо!  Живём-то однова!

Лямин встаёт, смотрит по сторонам, возбужденно потирает руки…

Л: Ладно! Эх, заживу! Завью горе верёвочкой! Ладно. Чёрт с тобой! Хочу!..

Пауза, Лямин о чем-то подумал, спохватился.

Л: Подожди-ка!.. Страшные подозрения закрались мне в душу. Подожди-ка… А почему, собственно, ты мне помогаешь?

Г (равнодушно): Хочу тебя погубить.

Л (удивлённо) Что?!.. Ты хочешь меня погубить? Но зачем!? И почему именно меня?

Г: Да не тебя конкретно! Ты просто под руку подвернулся. Вытащили из муравейника первого попавшегося муравья – оказался ты. Только и всего. Не повезло тебе, парень.

Л: Чёрт подери! Да ты шутишь, наверное!.. Я и в самом деле никак не могу понять, шутишь ты или нет.

Г (безразлично) Нет, не шучу.

Пауза, садится в кресло, задумывается…

Л: И как же ты меня собираешься погубить?

Г: Ты сам себя (зевает) погубишь.

Л: Почему? Ты меня обманешь?

Г: Нет.

Л: Нет?

Г: Нет.

Л: Так в чём же тогда подвох?

Г: Подвоха нет.

Л: Так почему же я тогда погибну?

Г: В силу естественного хода вещей.

Л (сосредотачивается, трёт лоб…): Нет, подожди! Так дело не пойдёт! Давай последовательно! Ты от меня что-то утаиваешь?

Г: Нет.

Л: А откуда я знаю, может, ты врёшь сейчас?!

Г: Ну, во-первых, если бы я собирался играть нечестно, я бы, наверное, вообще не стал открывать тебе своих целей? И сообщать тебе, что ты погибнешь. А во-вторых, тебя же никто не заставляет спрашивать у меня советы, а уж тем более им следовать? Живи, если хочешь, по-прежнему. Как раньше жил.

Л: Как же я могу жить как раньше жил, если ты у меня теперь постоянно в голове торчишь?

Г: Я уйду через некоторое время. Может, даже прямо сейчас? Не хочешь?

Л: Что?!

Г: Что слышал! Но если я понадоблюсь, ты меня можешь в любой момент вызвать.

Л: А если не вызову?

Г: Не вызывай.

Л: Чёрт! (трёт лоб) Голова идёт кругом… А чего ж ты мне сразу тогда сказал, что будешь теперь постоянно? «Привыкнешь, мол!.. Переживёшь!..» и прочее?

Г: Надо ж было тебе объяснить всё сначала. Дать хоть какое-то время. Освоиться с новой ситуацией. А не сразу всё на тебя вываливать. Не успел появиться – как уже: могу уйти!..

Л: Ладно, подожди!.. Давай о главном. Так почему я погибну? Точнее, погублю себя. Можешь объяснить мне толком!? Или это тайна?

Г: Да нет никаких тайн! (снисходительно усмехается) Я играю честно. Отвечаю на любые вопросы. Пожалуйста! Задавай.

Л: Так почему я погибну?

Г: Знаешь такой анекдот? Директор морга звонит директору спортивного магазина. «Вы сколько вчера гоночных мотоциклов продали?» – «Десять». – «А!.. Так, значит, один ещё жив!»

Л: Ну, и что?

Г: Ну, и всё. Тебе в руки попал только что гоночный мотоцикл. Только и всего.

Л: А если я не буду на нём ездить?

Г: Не ездий.

Л (вскакивает, в волнении пробегается по комнате): Чёрт!.. Так значит?!.. Понятно… Чёрт!! Но ведь один-то всё-таки выжил?.. В этом твоём анекдоте?

Г: Выжил.

Л: Значит, и я могу?

Г: Можешь.

Л: И что для этого надо?

Г: Стать гонщиком.

Л: И ты думаешь, у меня не получится?

Г: Я ничего не думаю. (снова зевает) Может, и получится. А может, и нет. Всё в твоих руках.

Л: И каковы, по-твоему, мои шансы на успех?

Г: Шансы? Да почти что никаких! Призрачные. Чисто теоретические, разве что.

Л (кричит и грозит кулаком куда-то в потолок): Чёрта с два!! Я выживу! Хватит меня пугать. Что за чертовщина!

Г: Кто тебя пугает? Ты спрашиваешь – я отвечаю. Только и всего.

Л: Я выживу!

Г: Да на здоровье! Выживай. Сейчас пока никаких пожеланий нет?

Л (бурчит): Нет!

Г: Тогда всего хорошего! Надо будет – позовёшь. Знаешь, как в мультфильме про Тома и Джери. «Только свистни!»

Лямин какое-то время ходит по комнате, сидит в кресле, чешит затылок… Думает, короче.

Л: Эй, где ты там!?

Г: Звал, хозяин?

Л: Про двоечника какого-то напомнил… Мультфильм… Двое-из-ларца-одинаковых-с-лица, кажется, там так ему отвечали. Двоечнику этому… Толку, кстати, от них никакого, вроде, так и было… Ладно! Здесь у нас не мультфильм… Да. Звал. Слушай!  Я хочу уточнить кое-что… Подробности кое-какие выяснить.

Г: Давай-давай! Спрашивай. «Спрашивайте – отвечаем!»

Л: Хватит паясничать!.. Оставь ты этот свой балаганный тон! Отвечай мне просто – и всё!

Г (вежливо): Хорошо.

Л: Слушай, в этой твоей утрированной, чрезмерно утончённой вежливости мне чудится просто какая-то новая, ещё более изощрённая, скрытая насмешка. Высшего существо над низшим. Простым смертным. Но я не буду поддаваться на все эти провокации, держаться по возможности спокойно и постараться всего лишь получить поскорее всю нужную мне информацию. В максимально полном объёме… Так вот! (медлит) Во-первых, я хочу, чтобы ты мне заранее сообщал не только мой ближайший шаг, а всю последовательность действий, ведущих к достижению цели. Чтобы не получилось: поверни направо, поверни налево, а теперь убей охранника. И отступать уже поздно, потому что он тебя уже увидел и сам за пистолетом полез! А знай я заранее, что так всё повернётся и придётся кого-то убивать, я бы вообще на всё это подписываться не стал! По крайней мере, подумал бы сто раз. Вот, чтобы этого не было.

Г: Хорошо.

Во-вторых… во-вторых… (думает) А, да!.. Можешь ты меня предупреждать о возможных последствиях моих поступков? О которых я и сам могу не знать или не догадываться. Скажем, что эта тёлка – жена босса мафии и тому подобное.

Г: О таких простейших – могу. Что жена босса мафии. А более сложные просчитать не всегда возможно.

Л: Лукавишь ты, что-то ведь не договариваешь… Ну ладно, деваться-то не куда… Ладно. (вздыхает) И наконец, в-третьих. Я хочу знать, нет там никаких дополнительных условий или ограничений? О которых ты просто сейчас умалчиваешь? Скажем, если я не выполню какой-то твой совет, наш договор теряет силу. Или нельзя ставить последующие цели, не достигнув предыдущих; нельзя отменять свои желания и тому подобное. Ну, нет ничего такого?..

Г: Нет. Ничего такого нет. Никаких ограничений. И никаких подвохов. Осмелюсь напомнить только, что никаких договоров у нас с тобой нет. Я тебе просто помогаю, и всё. Не требуя ничего взамен и не ставя тебе никаких условий.

Л: И значит, в любой момент можешь уйти и бросить меня на произвол судьбы. (усмехается)

Г: Да.

Л: И, конечно же, сделаешь это?

Г: Нет. Не сделаю.

Л: Почему?

Г: Нипочему. Прими это просто как факт.

Л: Послушай! Можем мы с тобой по-человечески общаться!? Как нормальные люди? Чего ты из одной крайности в другую бросаешься? То кривляешься и остришь без конца, где надо и не надо; то слова из тебя клещами не вытянешь! Меня это всё напрягает!! Дискомфорт создаёт. Душевный. Давай с тобой нормальные отношения наконец установим! Дружеские. Тебе же это самому для чистоты эксперимента нужно. Чтобы жертва сопротивлялась. И проиграла, будучи физически и психически здорова, находясь в отличной форме, в ясном уме и твёрдой памяти. Или трезвой, как там правильно?.. Ну, словом, во всеоружии? Просто, как ты говоришь, в силу естественного хода вещей… А то, что это за интерес меня губить, если у меня депресняк постоянный?! И я лишний раз к тебе уже обращаться боюсь!

Г: Ладно, ладно, убедил! (смеётся) O’key, o’key, договорились! Считай, что мы друзья. Самые близкие. Какие только могут быть. А ещё лучше считай, что я – это вообще ты. Твоё второе я. Которого можно не стесняться и доверять всё самое сокровенное. Тем более, что я и так всё знаю… И вот тебе мой первый дружеский совет. Старайся находиться со мной как можно больше. Лучше всего всегда. Даже в самые интимные моменты. Не отсылай меня. Чтоб я был полностью в курсе ситуации. Всего, с тобой происходящего. А интимность,.. стыд… – чушь всё это! За пару дней привыкнешь, уверяю тебя. И даже внимания обращать не будешь. Это всё ерунда!

Л: Ну, хорошо!.. Насчёт интима я подумаю, сам понимаешь,.. так сразу!.. – а насчёт всего остального – ладно! Пусть будет так. Находись всегда при мне. Наверное, так и впрямь будет лучше.

Г: Вот и славненько!.. Приятно иметь дело с разумным человеком. Так какие у тебя будут пожелания?

Звучит песня:

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Лямин сидит за столом. Стол заставлен дорогими закусками, водка… Нужно передать зрителю то, что жизнь Лямина кардинально изменилась. Он богат.

Л: Послушай, я, кажется, начинаю понимать, что ты имел в виду. (выпивает рюмку водки, закусывает и тут-же наливает еще)

Г: Да? И что же?

Л: Всё у меня, конечно, получается теперь, всё очень здорово, замечательно, просто слов нет, что и говорить! (еще одну рюмку выпивает, закусывает) Но это же всё не сам я достиг! Это всё благодаря тебе. Ты говоришь: направо – я и поворачиваю направо, говоришь: налево – я налево иду. Я как будто дитя малое. Словно не свою жизнь живу. Исчез азарт, риск, неопределённость – да и вообще всё исчезло! Жизнь словно выхолостили. Да, всё доступно. Но зато ничего теперь не надо. Ничего не радует. Заколдованный круг какой-то! Я так сопьюсь скоро. (еще наливает) Может, в олигархи податься? Или в политику? На тусовки ходить. Хоть ты и советовал не высовываться.

Г: Ничего не изменится. Денег у тебя уже сейчас достаточно, чтобы удовлетворить любые твои прихоти. Даже без моих советов. Ну, будет их ещё больше – ну, и что? Уже сейчас деньги для тебя – это просто абстрактные цифры на банковских счетах. Они и в таком-то количестве тебе, по сути, не нужны. Ну, будет их ещё больше… Впрочем, дело твоё.

Л: Чёрт бы тебя побрал! (смотрит на водку… отодвигает её в сторону) В общем, так! (решительно) Давай-ка, исчезни на недельку! Поживу-ка я эту неделю один. Как в старые добрые времена. И даже по вызову моему не являйся. А то знаешь, как бывает. Нажрусь, тёлку какую-нибудь клеить начну, а она не даст – начну тебя по привычке на помощь звать. Нет уж! Поживу один. Посмотрим, чего я сам смогу за эту неделю добиться!

Г: А чего ты собираешься «добиться»? … Если надо чего – скажи! А так ты похож на человека, который вознамерился сделать себе велосипед, хотя они давно уже продаются на каждом углу. На любые вкусы и колеры. Впрочем, чем бы дитя не тешилось – лишь бы не плакало. Давай, добивайся!

Л: Чёрт бы тебя побрал! (в ярости) Черти бы тебя взяли с этим твоим всемогуществом! Это какая-то ловушка дьявольская! Всё есть! И ничего не надо. «Могу купить козу, но не имею желания». И впереди полная беспросветность. Одни только козы. Хоть в петлю!.. У обычного человека хоть какое-то утешение всегда в запасе есть! «Мне плохо, потому что у меня нет того-то и того-то. А было бы – вот бы я зажил тогда на славу!» А у меня даже и такого-то утешеньица не имеется. «Нет?.. Пожелай – и всё сразу будет». Чтоб ты сдох! Провалился в тартарары!

Г: Так какие будут указания?.. Где раздобыть верёвку с мылом, чтоб повеситься? Могу посоветовать. Это несложно.

Л: Ладно! В общем, давай, как я сказал. Исчезай на неделю. Сегодня у нас вторник? Значит, до следующего вторника. Не появляйся, даже если я звать буду. Договорились?

Г: Как скажешь! Хозяин барин. Так значит, до вторника?

Л: До вторника.

Г: Чао!

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

«Голос за кадром» читает стихотворение: 

Пустоты – страх,
И тоски – жало.

И судьбы – крах.
И надежд – мало.

В никуда – бег.
От себя – гонка.

Только волк – век.
Только всё – тонко.

Лямин всю неделю пил. Вид соответствующий. Обстановка такая-же. Бутылки, закуски…

Г: Хай! Ну, как ты тут без меня? Как успехи?

Л: Привет. Хреново после вчерашнего. (осматривает пустые бутылки, открывает пиво, делает несколько больших глотков) Чего спрашиваешь? Всё равно же ты подсматривал наверняка.

Г: Присматривал. Так как всё-таки успехи?

Л: Ладно, замнём для ясности! (пауза) Стыдно мне. Пил я всю неделю. И сделал для себя одно страшное открытие. Я боюсь теперь свободы! Боюсь принимать решения! Совершать какой-то самостоятельный шаг, пусть даже самый незначительный. «А вдруг что-нибудь не так сделаю и всё испорчу!?» Я как лежачий больной, который за время болезни разучился ходить. И которому требуется теперь учиться этому заново. Да вот только зачем? Ради чего?.. Зачем мне куда-то идти пешком, если я всегда могу туда доехать? С комфортом! За считанные минуты. … Если только туда шоссе асфальтовое проложено. (невесело усмехается Лямин и делает глоток пива) Шестирядное. К этому моему счастью. Только что же это тогда за счастье такое? К которому на лимузине подъехать можно. Легкодоступное. Как шлюха.

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЁРТОЕ

Лямин сидит в кресле.

Л: Ну, и что ты думаешь?

Г: Я ничего не думаю.

Л: Нет, ну всё-таки! Жениться мне или нет?

Г: Знаешь, как ответил в незапамятные времена на подобный вопрос один мудрец? Сократ, кажется. «Как бы ты ни поступил, ты всё равно в итоге раскаешься». Так что смотри сам. Хочешь – женись.

Л: Я так понимаю, что Рая тебе нравится?

Г: Да нет, почему. Я ничего, в общем-то, против неё не имею. Девушка как девушка. Ничем не хуже других.

Л: Но и не лучше?

Г: Но и не лучше.

Пауза.

Л: А существуют лучше?

Г: Существуют.

Л: Может, ты даже знаешь таких? И можешь мне показать? … Дурак я, дурак! Вот что надо было спрашивать! Я не про то, как шалав каких-то местных половчее трахнуть.

Г: Могу, конечно. (усмехается) Только хочу тебе напомнить, что мы возвращаемся к тому, с чего и начали. К Парису и Прекрасной Елене. Именно об этом я тебя с самого начала и предупреждал. Не желай Елен!

Л: Да плевать мне на твои предупреждения! Чего ж тогда и желать-то? Если не Елен!

Г: Ну, как знаешь! Моё дело предупредить.

Л: Всё, проехали! Хочу!! Хочу-хочу-хочу-хочу! Хочу!!!

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

Есть люди – из меди,
А есть – из картона.
Есть женщины – леди,
А есть – на полтона

Иль тоном пониже.
Почти – да не то же!
Лишь малость – пожиже,
Лишь капля! – а всё же

Вот в этой-то «малости»,
В этом нюансе –
Все прелести, «шалости»,..
Слабости! Там. Все.

«Парк», на лавочке сидит красивая молодая женщина. Лямин неотрывно смотрит на неё.

Л: Да-а!.. (потрясённо) Вот это девушка!..

Г: Да-а!.. Только, замечу в скобках, никакая это вовсе не девушка. А замужняя женщина. Любящая, между прочим, своего мужа. Страстно!

Л: Ну, придумай что-нибудь! Ты-то на что? «Ты на то и бес!»

Г: А продолжение этой песни помнишь? «Мы таким делам вовсе не обучены». Чего я могу «придумать»? Если трахнуть просто её хочешь – это пожалуйста! Это можно хоть сегодня устроить. А насчёт «мужа разлюбить» – чего я могу «придумать»? Это не по моей части.

Л: А как же тогда «трахнуть»?

Г: Ну-у!.. Это к любви отношения не имеет. Клиента можно: подпоить, оглушить…

Л: Подожди, подожди!..Это изнасиловать, что ли?

Г: Естественно! А как же ещё? Добровольно она тебе не даст. Говорю тебе, она мужа своего любит!

Л: Ты с ума сошёл?

Г: Ой-ой-ой! Какие мы нежные стали!.. А помнишь?..

Л: Ладно, всё! Ничего я не помню! И насиловать её я не собираюсь. Я хочу на ней жениться!

Г: Так сразу?

Л: Да, так сразу. Я её люблю.

Г: А как же Рая?

Л: А-а!.. Какая там ещё Рая!.. (отмахивается рукой)

Г: А муж?

Л: Пусть объестся груш.

Г: В смысле, умрёт?

Л: В каком угодно смысле! Пусть исчезнет куда-нибудь раз и навсегда и не путается под ногами.

Г: Ну-ну! Я вижу, ездить на гоночном мотоцикле на скорости 60 км/час тебе наконец надоело?.. Ну-ну!

ДЕЙСТВИЕ ШЕСТОЕ

Герой взволнованно ходит по комнате взад-вперёд.

Г: В десятый раз говорю тебе: это самый реальный вариант! Устраняешь мужа, знакомишься с ней – это я тебе организую – начинаешь за ней ухаживать и через годик где-то вы, глядишь, и поженитесь. А может, и раньше. Если ты ей сразу понравишься. Во всяком случае, это очень даже вероятно. Именно такое развитие событий.

Л: «Устраняешь» – это значит: убиваешь?

Р: Разумеется! Как же ещё?

Л: Я не хочу никого убивать!.. К тому же ждать целый год.

Г: Хорошо. Можно и по-другому попробовать. Например, подсадить его на наркотики. А ты будешь рядом отираться. Как друг семьи. Её утешать. Но это совсем уж долгая история! Когда он ещё помрёт!.. Да и опасно это. Слишком. Он может и её на иглу посадить.

Л: Нет-нет! Так не надо!

Г: Ну, вот видишь! А других вариантов нет.

Л: А если с ним договориться попробовать? Денег ему дать и пусть катится к чертям собачьим!

Г: Деньги-то он возьмёт, а потом кинет тебя. И что ты будешь делать? К совести его взывать?

Л: А если нанять кого-нибудь? Киллера?

Г: Это совсем плохо. (вздыхает) Если он попадается, он сразу тебя сдаст. И вообще – абсолютно неконтролируемая ситуация.

Л: Ну, в тюрьму его тогда упечь! Мужа этого. Лет на 10!..

Г: Только хуже будет. Она его не бросит. Она его действительно любит.

Л: Чёрт бы тебя побрал! Так придумай что-нибудь! (в бешенстве) Придумай!! Зачем ты мне её тогда вообще показал?! Женился бы я на этой Райке!..

Пуза. Лямин думает.

Л: Ну, давай хоть что-нибудь сделаем! Фирму, где она работает, купим!..

Г: И чего? Ты там целыми днями сидеть будешь?

Л: Ну, квартиру, где она живёт! Рядом с ней!

Г: А зачем?

Л: Да хоть пообщаюсь с ней. Познакомлюсь поближе. А то я с ней и разговаривал-то всего три раза!..

Голос молчит. Лямин вопросительно смотрит в потолок. Секунд пять.

Л: И что, она действительно так прямо любит своего мужа?.. И ничем её не соблазнишь?

Г: Тебе она нравится?

Л: Спрашивает!.. (задыхается в возмущении) А то ты не знаешь!

Г: А почему?

Л: «Почему»!.. Она такая!.. Единственная!.. Других таких нет!

Г: Ну, вот видишь! Ты сам всё прекрасно понимаешь!

Л: Что я «понимаю»? (опешил)

Г: Если ты прав насчёт неё, то её нельзя купить, а если можно – значит, ты насчёт неё ошибаешься. А тогда и покупать не стоит.

Л: Слушай, ты, софист несчастный!.. (в бессильной ярости кусает губы) Хватит болтать!!! Сделай что-нибудь!! Сделай!!!

Лямин сидит в кресле, думает…

Л: В общем, вот что! Давай-ка купим всё-таки фирму, где она работает. Какая в конце концов разница? Деньги всё равно значения не имеют. А глядишь, что-нибудь и получится!..

Г: Да пожалуйста! Покупай. Только ничего ведь не получится. Ничего хорошего…

Л: А вдруг!?.. Бывают же чудеса…

Г: Бывают, бывают… А как же! Конечно, бывают. Значит, так!..

ДЕЙСТВИЕ СЕДЬМОЕ

Офисный кабинет, Лямин в «директорском кресле» за столом в костюме и галстуке. Есть стул.

Л: Как «все знают»!?

Г: Ну, ты даё-ёшь!.. Да ты бы хоть раз себя со стороны увидел! Как ты на неё смотришь!.. И вообще как себя с ней ведёшь. Естественно, все знают. Главная тема всех разговоров.

Л: Господи-боже!.. (теребит руками волосы на голове) А она?

Г: А чего она? И она не слепая. Всё прекрасно видит.

Л: И что?

Г: Что-что!.. Ясно, что. Боится, что ты к активным действиям перейдёшь и увольняться придётся. А зарплата хорошая. Да и работает она уже здесь давно. Привыкла.

Л: Понятно…

Г: То-то же, «понятно»!.. Жила-была девочка, звали её Красная Шапочка. И вдруг появляется серый волк!..

Л: Это я серый волк?

Г: А кто же ещё?!

Л: Слушай!  Это ведь ты мне её показал! Ты!!

Пауза. Лямин закрыл руками лицо(или опрокинул голову на спинку стула, закрыл глаза).

Л: Да я искренне её люблю! По-настоящему! Я счастья ей желаю!

Г: Да?.. Счастья?.. Так за чем же дело стало? Подари ей просто несколько миллионов долларов – вот и всё. Тем более, что деньги для тебя значения не имеют. И она будет счастлива. Уволится в тот же миг из твоей постылой фирмы и забудет навсегда о твоём существовании. Купит себе коттедж за городом и будет там жить-поживать со своим любимым мужем.

Л: А я?!

Г: Вот именно: я! А когда любят действительно, искренне и по-настоящему, думают прежде всего о ней, а потом уже о себе.

Л: Да я умру тогда! (в отчаянии) Если даже и видеть её не буду!

Г: Опять «я», (вздыхает) А надо: она. Истинная любовь всегда бескорыстна.

Л: И потому, как правило, всегда несчастлива.

Г: И потому, как правило, всегда несчастлива. Что ж поделаешь!.. C’est la vie! Такова жизнь!

Лямин опять задумывается.

Л: Послушай!.. (заминается) Послушай!..

Г: Чего ты заладил: послушай!.. послушай!.. Говори толком. Созрел, что ли?

Л: А!.. Так ты уже знаешь!..

Г: Я всё знаю! Что ж, решение благородное. Весьма похвально!.. Весьма!..

Л: И сколько, ты думаешь?..

Г: Я тебе уже сто раз говорил: ничего я не думаю! Сам решай.

Л: Десятки, я думаю, хватит?.. Больше – перебор, наверное?..

Г: Сам смотри. Десятки, так десятки.

Л: И как это всё лучше сделать?

Г: Как сделать?.. Для начала её вызови…

ДЕЙСТВИЕ ВОСЬМОЕ

Лямин сидит в «своём директорском кресле». Перед ним стоит Вера.

В: Вызывали, Вячеслав Гонбаевич?

Л: Да, Вер, садись. (приподнимается, указывает на стул)

Вера садится. Она испугана.

Л: Послушай, Вер! (собирается мыслями) Вот что!.. Давай объяснимся и поговорим с тобой начистоту.

Вера молчит. Смотрит в пол.

Л: Ты ведь меня не любишь?

В: Нет, Вячеслав Гонбаевич. (почти шепотом)

Л: Ну да!.. (встаёт проходится по «кабинету», Вера смотрит на него) Ну да!.. А я люблю тебя, люблю!

В: Что, Вячеслав Гонбаевич?

Л: Я люблю тебя, Вера! Да! Люблю вот, и всё! Так уж вышло…

Садится в кресло, что-то бесцельно перебирает.

Л: Да… И я хочу хоть что-нибудь для тебя сделать… То, что в моих силах. Знаешь, как в сказках бывает. Является добрый волшебник и сразу решает все проблемы. Вот и я хочу сыграть для тебя роль такого доброго волшебника. И решить все твои проблемы. По крайней мере, материальные… Я хочу подарить тебе 10 миллионов долларов…

Вера исполняет немую сцену удивления/испуга.

В: Спокойнее, спокойнее, Верочка!.. Совсем не то, что ты думаешь! Просто подарок! От чистого сердца. Никаких обязательств с твоей стороны. Вообще! Абсолютно! Можешь, если хочешь, увольняться хоть завтра, чтобы меня больше никогда не видеть и жить на эти миллионы в своё удовольствие. Не хочешь – не увольняйся. Ну, словом, поступай так, как считаешь нужным!

В: Но почему, Вячеслав Гонбаевич?!.. Почему Вы это делаете? (смотрит с удивлением)

Л: Потому что я люблю тебя. Вот и всё. А какие ещё нужны причины?

ДЕЙСТВИЕ ДЕВЯТОЕ

По сцене идут двое мужчин-сотрудников и курят. Останавливаются: Один(цинично): 10 миллионов! Долларов!! У ней что там… (показывает вниз) золотая, что-ли?

Другой пожимает плечами.

Выходят несколько женщин-сотрудниц, шушукаются: За ЭТО сто миллионов не платится. Просто интересно, чем же он тогда там с ней занимается?..  Ну надо же, как мужику голову заморочила!.. А посмотришь на неё, ну, такая прямо тихая и скромная!.. Никогда и не подумаешь! Не зря говорят: в тихом омуте черти водятся!

Появляется уборщица в халате с ведром: Правильно сделала! Молодец девка, что так его на бабки раскрутила! Так и надо!

Из этой сцены видно, что весь офис уже обо всём знает. При этом цифра у «сплетников» растёт: 10млн. … 100… Выходит Лямин. Смотрит на всех… Все расходятся со сцены. Лямин остаётся один.

Л: Слушай, да ты, часом, не специально ли всё это подстроил?.. (с подозрением)

Г: Что именно?

Л: Да вот всю эту ситуацию! С оглаской. Не мог ты не понимать, что именно этим всё и кончится! Шила в мешке не утаишь. Это я, дурак, от любви голову потерял и тебя послушал!

Г:  Да? А кто её просил трезвонить об этом на каждом углу? Сама виновата.

Немного погодя, Лямин начинает размышлять вслух: Что-то на душе отчего-то неспокойно. Всё ведь развивается совсем не так, как я задумывал. … Болото зашевелилось. Отовсюду поднимается какая-то грязь. Какие-то отвратительные миазмы. Хорошее превращается в плохое.

Прохаживается, думает…

Л: Гм… странно, почему этот совершенно очевидный вопрос не приходил ко мне в голову раньше? (чешет затылок) … КТО ЖЕ ТЫ? (задаёт вопрос «голосу», как бы в потолок) ЗЛО? А МОЖНО ЛИ С ПОМОЩЬЮ ЗЛА ТВОРИТЬ ДОБРО? В ПРИНЦИПЕ?

Тишина (секунд пять)

ДЕЙСТВИЕ ДЕСЯТОЕ

Кабинет Лямина. Лямин ходит взад-перёд. Волнуется. Вера стоит, смотрит в пол. На глазах слёзы.

Л: Слушай, Вер, ну, хочешь, я с твоим мужем поговорю! Объясню ему, что ничего у нас с тобой не было, что это всё сплетни, в конце концов! Вот чёрт! Сделал, блин, подарочек! Заварил кашу! … И что, действительно у вас так серьёзно?.. Вплоть до развода?..

Вера молчит. Смахивает слезу.

Л: Вера, разреши, я всё-таки с ним поговорю! Если он любит тебя, то должен же он понять!..

ДЕЙСТВИЕ ОДИНАДЦАТОЕ

Лямин мечется по кабинету. Возбуждён. (после разговора с мужем)

Л: Что за урод! И она его любит?!.. Она что, слепая?

Г: Любовь зла…

Л: Ты-то бы уж помолчал! Из-за тебя же всё и началось!

Г: Да-да-да!.. (притворное раскаяние) Конечно-конечно!.. Из-за меня…

Раздаётся телефонный звонок. Громкая связь, развязный голос: Вячеслав ГонбОевич?

Л: ГонбАевич! (поправляет собеседника)

Собеседник: Слышь ты, Гондонович! Платишь нам лимон зелени налом, а иначе мы Верку твою грохнем. Всё понял? Вот подумай пока, а я тебе через час перезвоню.

Короткие гудки. Лямин смотрит на трубку.

Л: Да-а… Что, я не понял, что, собственно, только что произошло… Это что-то новенькое… Похищают людей за выкуп – это да, но чтобы убить угрожали!.. Про такое я даже не слышал никогда.

Г: Я тоже не слышал никогда, чтобы посторонним дамочкам по 10 миллионов баксов дарили. Зачем такое сокровище похищать? Достаточно пригрозить, что с ним что-то случится.

Л: Слушай, это ты же мне всё это насоветовал!! (в бешенстве) Ты!!!

Г: Про 10 миллионов я не говорил. Я просто сказал: денег дай. Миллион-другой. Разумную сумму.

Л: А какая разница?

Г: Большая. Принципиальная. В сумме-то всё и дело!

Пауза. Лямин ходит по кабинету, думает…

Г: Ты, кажется, заплатить им решил?

Л: Ну, и что?

Г: Не советую. Они не отстанут. В следующий раз два миллиона попросят. Или пять.

Л: Не попросят. Я сейчас Веру перевезу куда-нибудь, а потом уже с ними по-другому поговорю.

Г: Ну-ну!

ДЕЙСТВИЕ ОДИННАДЦАТОЕ 

Лямин сидит в кресле. Крутит ручку в руке. Думает…

Г: Зря ты этот миллион отдал. Теперь у них аппетиты разыграются!..

Л: Да пошёл ты!.. А если бы они действительно её убили?

Г: Дурак ты, дурак! Как же бы они её убили? Кто же будет резать курицу, несущую золотые яйца?

Л: Нет! Я не мог так рисковать. Если хоть волос с её головы упадёт!.. Плевать мне на этот миллион! Зато несколько дней у меня теперь есть. А за это время я её спрячу.

Г: Ну-ну!..

ДЕЙСТВИЕ ТРИНАДЦАТОЕ

Лямин в кабинете. Набирает номер на телефоне.

Л: Вера, привет! (молчит, слушает, что говорит Вера) Как муж уехал? … Ладно, не о том речь. Вер, тебе надо срочно уехать на время, пожить в другом месте… … Я тебе потом всё объясню. Просто поверь мне, и всё! … Да нет, ты не пугайся, ничего страшного тут нет… … Ну да, эти миллионы проклятые! Так всё получилось неудачно! Вся эта огласка! Чёрт бы всё побрал! … Я разберусь со всем этим в ближайшие дни, но пока тебе лучше исчезнуть. Сменить адрес. И на работе пока не появляйся… … Когда? Да лучше прямо сейчас! Немедленно!.. А когда?.. Часа через три?.. …  А раньше никак?.. … Ну, ладно… Через три, так через три… Тогда я к тебе заеду через три часа… Извини, пожалуйста. (кладёт трубку)

Телефонный звонок. Лямин берёт трубку.

Л: Да, алло!.. … Что-о!!??.. … Мы же договорились?!.. Как это: изменились!.. … Та-ак!.. Подождите-ка секундочку!

Закрывает трубку. Быстро щелкает пальцами… куда-то в потолок… Э! Ну-ка быстро, сообщи мне данные этих козлов! Это входит в наш договор! Ты должен выполнять все мои желания! А я желаю знать! И никаких законов физики это не нарушает. Никаких чудес тут нет! Так что…

Г: Да ладно, ладно! (снисходительно-насмешливо) Чего ты тараторишь, как из пулемёта? Да пожалуйста… Стрельников Николай Евгеньевич, Цыпаков Григорий Иванович, Губарьков Валерий Владимирович.

Л (в трубку): Так вот, Стрельников Николай Евгеньевич. (злорадно) Больше мне не звоните. И друзьям Вашим передайте. Цыпакову Григорию Ивановичу и Губарькову Валерию Владимировичу. Всё ясно? Вот так! Конец связи. (кладёт трубку, откидывается на кресло…)

Г (равнодушно): Теперь ты мишень. Зачем же ты им сообщил, что ты о них всё знаешь? Сдал бы их просто ментам – и всё.

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТЫРНАДЦАТОЕ

Лямин с Верой быстро идут по сцене. У Лямина в руках сумки с вещами Веры…

Г (кричит): Пригнись!

Лямин автоматически опускает голову. Звук выстрела. Звон разбитого стекла. Второй выстрел. Вера падает, держится за плечо, начинает стонать…

Лямин падает, лежит неподвижно. Шевельнулся.

Г (спокойно): Встанешь – умрёшь.

Лямин привстаёт и наваливается на раненую Веру, закрывая её своим телом. Еще выстрел. Лямин вздрагивает на Вере… Еще выстрел. Лямин «умирает». Вера тихонько стонет.

Голос за кадром:

Третья пуля вошла Лямину под лопатку, прямо в сердце. Четвёртая – в затылок… Впрочем, четвёртой он уже не почувствовал. К этому моменту он был уже мёртв.

Вера выжила. А потом она помирилась со своим мужем и стала жить, по-прежнему.

ЗАНАВЕС

 

Автор инсценировки

 

__________

* Речь идёт о красивой молодой женщине. Чтоб понять образ Веры, нужно представить себе Раю(в игре её нет), на которой подумывал жениться Лямин. Однозначно, это тоже и молодая, и красивая девушка. Однако, когда Лямин впервые видит Веру, он тут же отмахивается от Раи («А-а!.. Какая там ещё Рая!..»).

В сюжетной линии этот момент четко просматривается:

Л: Я так понимаю, что Рая тебе нравится?

Г: Да нет, почему. Я ничего, в общем-то, против неё не имею. Девушка как девушка. Ничем не хуже других.

Л: Но и не лучше?

Г: Но и не лучше.

Пауза.

Л: А существуют лучше?

Г: Существуют.

Т.е., если Лямин задаётся таким вопросом, то он не представлял себе никого привлекательнее Раи до того, как впервые увидел Веру.
Вера, фактически, — это прообраз Елены-Прекрасной. К подбору актрисы на роль, нужно подходить правильно, во избежании профанации. Актриса должна быть очень привлекательной, обаятельной…
Образно говоря, при появлении актрисы на сцене, мужская часть зрителей, должна испытать те чувства, которые переживает Лямин, впервые увидев Веру. Т.е. влюбиться в актрису с первого взгляда. Жены же своих мужей в зале, должны испытать напряжение(ревность) от наблюдения за тем, как их суженные, страстно и чувственно наблюдают за игрой актрисы. В идеале, конечно. :-))
Роль Веры в спектакле, хотя и небольшая, по времени задействования актрисы на сцене, — имеет ключевое значение. Из-за её привлекательности, собственно, и начинает разворачиваться трагедия.