Игра / для фестиваля «Zакрытый покаZ» /

Если мы будем вариться в своём котелке и ходить только на постановки больших театров, мы пропустим что-то важное, что сегодня уже выросло. Оно не растёт, оно выросло. И его надо не то, чтобы унавозить, но хотя бы полить надо. Поэтому одна из целей фестиваля – чтобы эти имена, о них чтобы заговорили, на них ходили.

Андрей Маслов

 

 

     

Сценарий для фестиваля «Zакрытый покаZ»

/ Изменения и дополнения неизбежны, ведь это — Театр! /

Конферансье выходит, садится в кресло перед журнальным столиком слева от центра сцены. Раскладывает бумаги и начинает читать (с листа): 

Игра

/ по роману Сергея Мавроди «Сын Люцифера» /

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Главный герой, молодой человек лет двадцати.

Его жена, девушка лет двадцати.

Мужчина — хорошо одетый высокий и худощавый мужчина.

 

Место действия: комната.

Обстановка: шкафы, кровать, тумбочка у кровати, пара кресел, стол, на стене висит большой телевизор, немного сбоку развешаны семейные фотографии, часы с большим циферблатом.

 

 

 

Расскажи мне, ангел тьмы,
Про разбитые мечты
И про пенный след судьбы
У кормы.

Расскажи, как предают,
Как в глаза любимым лгут.
И какого цвета кровь
У иуд.

Хорошо у вас в аду?
Ладно, как-нибудь зайду.
Загляну на огонёк,
Забреду.

Ты спешишь? Ну что ж, прощай.
Но смотри не забывай!
Иногда хоть прилетай,
Навещай!

Ситуация первая

 

Герой(Г) и жена(Ж) спят в кровати.

 

Резкий телефонный звонок. Телефон лежит на тумбочке рядом с героем. Герой просыпается сразу хватает трубку и говорит тихо хриплым со сна голосом.

Партитура: телефонный звонок

Г: Да!

Громкая связь на телефоне  – женщина; голос у неё приятный и спокойный, говорит очень вежливо.

Собеседница(С.): Константин Викторович?

Г:  Да. (несколько удивлённо постепенно просыпаясь)

С:  Здравствуйте! Я представитель компьютерной фирмы «Lucifer temptation games international». Извините, пожалуйста, за столь ранний звонок (герой смотрит на циферблат часов на стене: 7 часов утра), но мы боялись днём Вас не застать. Поздравляю Вас! Вы стали победителем нашей ежегодной лотереи и выиграли главный приз…

Г (бесцеремонно перебивает): Вы знаете, я не участвовал ни в какой лотерее. Не надо мне никаких призов. Пожалуйста, больше сюда не звоните!

Герой в ярости швыряет трубку и некоторое время лежит на боку, медленно остывая и бормоча в раздражении: «Приз!.. (подражая голосу телерекламы): Наша чудо-сковородка с фантастической скидкой! Только для вас! Суббота, 7 утра. Сволочи! Убивать за это надо! Этой чудо-сковородкой.

Герой уже начинает отворачиваться и откидываться назад на кровать, как вдруг телефон звонит снова. Герой замирает, поворачивает в его сторону голову и 2 секунды злобно на него смотрит. Потом опять хватает трубку.

Партитура: телефонный звонок

Жена(Ж.) начинает шевелиться (разбуженная всеми этими звонками) и переворачивается на спину, сонным голосом: Что там, милый?..

Г: Алло!

С: Константин Викторович, не бросайте, пожалуйста, трубку.

Г: Послу!.. – раскрывает рот герой. (Собираясь сказать: «Послушайте».)

С:  Это не чудо-сковородка (герой так и замирает с открытым ртом) Это настоящий приз. Причем очень дорогой. Около пятидесяти тысяч долларов. (Герой чуть отводит от лица трубку с изумлением на неё смотрит захлопывает рот и судорожно сглатывает. Потом снова торопливо подносит трубку к уху.) Просто скажите, куда Вам его подвезти и когда именно. Назовите любое удобное для Вас место и время.

Г: А что это такое? (герой еще ничему не верит, но уже сомневается; искушение слишком велико, попадание со сковородкой его поразило).

Отводит трубку от уха, с удивлением на неё смотрит: И откуда это она, интересно, про сковородку узнала? Случайно так в точку попала? Или я сам спросонья, может, что-то вслух сказал? Гм!.. Не помню уже… Ну, ладно.

С: Новейший игровой компьютер. Продукция нашей фирмы. Экспериментальная разработка. Моделирование виртуальной реальности.

Г(изумляется, корчит гримасу удивления и говорит с надеждой в сторону от трубки): Слишком уж-де всё сложно для обычного кидалова. А вдруг правда!!?? 50 штук баксов!!

С: Впрочем, мастер Вам всё подробно объяснит. Итак, куда же он должен подъехать и когда именно?

Г: А можно, я лучше сам к вам подъеду?

С: Нет, Константин Викторович. Аппаратура сложная. Мастер должен на месте её настраивать. Так куда всё-таки подъехать?

Г: Хорошо! Давайте, скажем… Э-э… Ну, скажем, сегодня в два часа. улица Ленина, дом 6, квартира 13.

С: Прекрасно. Итак, улица Ленина, дом 6, квартира 13.. Мастер приедет к Вам ровно в 14.00. Ждите. До свидания.

Г: До свидания.

Герой аккуратно кладёт трубку и откидывается назад на подушку. На его лице выражение обычного скромного человека, которому только что сообщили, что он выиграл 50 тыс. долларов. Он лежит секунд 5, глядя в потолок.

Герой начинает кряхтеть и ворочаться от охватившего его возбуждения.

Герой размышляет вслух: Неужто правда?!.. Поиграться недельку – и продать!.. А можно и вообще сразу! Даже если и не за 50, а скажем всего только за 40 тысяч… Если он полтинник стоит то за сороковку-то уж наверное по-любому уйдёт. 40 тысяч долларов! С ума сойти! Вот дьявол!

А вдруг все-таки жулики? Впустишь тут неизвестно кого… хотя, с другой стороны, они же вроде конкретно домой не просятся. Просто: назовите любое место. Вот черт! Ничего не понимаю! «Куда привезти Вам 50 тыс. долларов и когда именно? Как Вам удобнее?» Чушь собачья!

Неужели правда?.. И чего это я им на два часа сказал? Вот дурак! Надо было немедленно назначать, прямо сейчас. Вот сию же самую секунду! Привозите!!

Герой тихо стонет от нетерпения и раздражения на самого себя, беспомощно смотрит по сторонам и потом переводит взгляд на лежащую рядом жену. Ему нужно срочно выговориться с кем-то, поделиться переполнявшими его чувствами.

Г: Настенька! (трясет он легонько за плечо жену) Просыпайся!

Ж:  А?.. (сонным голосом бормочет, не открывая глаз, она лежит на спине голова наклонена, в сторону от героя). – Что такое?

Г: Просыпайся-просыпайся! Тут такие новости!..

Ж:  Какие “новости”? (так же сонно и без всякого выражения переспрашивает, прямо на глазах снова засыпая)

Г:  Не спи! (трясёт жену за плечо)

Жена вздрагивает открывает глаза и, увидев склонившегося над ней мужа, легко улыбается.

Ж:  Что, милый?

Г:  Ты представляешь, мне только что позвонили по телефону и сказали, что я выиграл 50 тысяч долларов!

Ж:  50 тысяч долларов? (удивленно переспрашивает и удивлённо смотрит на героя) Какие еще 50 тысяч долларов? Кто позвонил?

Г:  Сам не знаю! (возбужденно пожимает плечами) Какая-то компьютерная фирма. По-моему, америкосы. Якобы я выиграл у них в какую-то там лотерею, и теперь мне полагается приз! Какой-то ихний последний компьютер супернавороченный за 50 тысяч баксов! Представляешь?!

Ж:  И что?

Г:  Что-что!.. Ничего. Сегодня в 2 часа привезут. Мастер приедет настраивать.

Ж:  Сегодня в 2 часа? Куда привезут? Сюда?

Г:  Ну да! Прямо сюда. Я сам адрес им по телефону продиктовал и время назначил. Надо было раньше, конечно! Сам не знаю, чего это я так лоханулся? Прямо сейчас надо было! Немедленно!

Ж:  А перезвонить им нельзя? У нас же определитель стоит?

Г:  Умничка! (вскакивает с кровати, берёт телефон, нажимает на кнопки, смотрит) Тьфу ты! (разочарованно) Номер не высветился…

Ж:  Ну, не расстраивайся так, котик. Ничего страшного. Подождем.  Иди лучше ко мне. А то я уже замерзла… (игриво)

Конферансье: Сидоров, тоже невольно улыбаясь, стоял у кровати, смотрел на жену и чувствовал, как его переполняет нежность. Захлестывает! Как сердце буквально рвется на части от любви, и к горлу подкатывает ком.

Он был безумно влюблен в свою жену, влюблен, как мальчишка. Любил ее, боготворил… Нет, все не то! Он чувствовал, что нет в языке человеческом таких слов, чтобы передать хоть как-то его чувства. Как нет слов, чтобы описать ветер, огонь, воду… Ему казалось, что от его жены, от его Настеньки исходит какой-то тихий, мягкий внутренний свет, какое-то душевное тепло. И он искренно удивлялся, когда замечал, что другие этого не видят, не чувствуют.

Ему нравилось в ней все. Каждая ее черточка, каждое движение, каждый жест. Как она говорит, смотрит, смеется. Они женаты были уже почти два года, а его любовь, страсть к ней не только не слабели, а как будто даже напротив, росли, усиливались. Она всегда, с самой первой их встречи казалась ему каким-то совершенно особым, высшим, неземным существом, словно случайно залетевшим сюда из совсем-совсем другого мира ─ неведомого, загадочного и прекрасного. Абсолютно не похожей на всех остальных, обычных, земных женщин. Словно слепленной из какого-то иного теста.

Грин… Ассоль… «Алые паруса»… Или даже нет! некоторые его самые первые, ранние, пронзительно-нежные рассказы. Где мужчин и женщин иногда и совсем не называют по именам. Просто Он и Она.

Гумилев… Звенящие, как хрусталь, как льдинки в бокале, удивительные, невероятные, кристально-прозрачные строки:

Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд.
И руки особенно тонки, колени обняв…
Послушай! Далеко-далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Сидоров порой твердил про себя эти прекрасные, невыразимо-печальные бессмертные стихи, но чувствовал, что даже и их ему недостаточно. Даже и они казались ему недостаточно глубокими и нежными.

Его чувства к Настеньке были еще сильнее, еще глубже, еще возвышенней. Он благодарил судьбу за то, что ему посчастливилось встретить в жизни такую любовь, и одновременно боялся своего счастья.

Ведь если с Ней, с его Настенькой что-нибудь случится… Он просто не представлял себе, что с ним тогда будет. Не мог представить.

Мир рухнет, и солнце погаснет! Время остановится и прекратит свое течение.
Да нет! Этого же просто не может быть. Никогда. Бог милостив. Он этого не допустит.
И он лег рядом со своей женой, обнял ее и начал целовать, ласкать и шептать все то, что всегда, во все времена, шепчут мужчины женщинам, которых любят. И они были близки друг с другом, как только могут быть близки друг с другом люди, как только могут быть близки друг с другом муж и жена. И они кричали от наслаждения, и они были молоды, и они были счастливы. И он любил ее, а она любила его. И не было в тот момент на земле людей, счастливей их. И они верили, что так будет всегда. Что так будет вечно. Что счастье их никогда не прервется. Ведь Бог милостив. Он этого не допустит.

Жена: Ну всё-всё, милый. Пойдём завтракать.

Уходят в другую комнату.

Конферансье: Ровно в два часа дня, ни минутой не раньше и не позже, в дверь позвонили. Сидоров, который маялся с утра и давно уже, сгорая от нетерпения, ждал этого звонка (а последние минут пятнадцать так просто не отходил от двери!), сразу же открыл.

(Он вообще весь день не находил себе места, ничем не мог заниматься и лишь бесцельно слонялся по комнатам из угла в угол. Никогда еще время не тянулось для него так медленно. Казалось, стрелки часов замерли, прилипли к циферблату и почти не движутся. А с часу дня ─ что они и совсем остановились.

Настенька же, между тем, напротив, восприняла все, как ни странно, гораздо равнодушней и хладнокровней ─ спокойно занималась своими домашними делами и лишь, время от времени, добродушно посмеивалась над мужем, глядя, как он целый день мечется по квартире как угорелый.)

Партитура: дверной звонок

Главный герой(Г.) подходит к двери, открывает. Заходит Мастер ( Д.).

Д: Здравствуйте! Константин Викторович? (вежливо спрашивает) Я из фирмы…

Г:  Да-да-да, пожалуйста. Проходите. Я знаю.

Мужчина входит и останавливается, вопросительно глядя на героя.

Г:  Вот сюда, пожалуйста. Заходите. (показывает рукой на комнату)

Мужчина входит, бегло оглядывается и, держа перед собой коробку, сразу же направляется к письменному столу.

Д:  Сюда, наверное? (бросает взгляд на героя)

Г:  Да, ставьте на стол.

Мужчина молча ставит коробку на стол и начинает аккуратно и профессионально, быстрыми и точными движениями ее распаковывать.

На сцену(в комнату) выходит жена.

Ж: Здравствуйте!

Д:  Здравствуйте.

Жена подходит и встаёт рядом с мужем.

Мужчина некоторое время молча на них смотрит, потом опускает глаза и снова занимается своей коробкой.
Еще несколько движений и он бережно достает оттуда какую-то непонятную черную полусферу.

Герой и жена смотрят с любопытством.

Д: Теперь его надо настроить. Садитесь, пожалуйста, в кресло и наденьте его. Вот так. (показывает герою, как одевается шлем)  Да, вот так. Все нормально? Удобно?

Г: Да, очень удобно, легко и комфортно.

Д:  Хорошо, можете снимать. Теперь вы, пожалуйста.

Мужчина приглашающе смотрит на жену. Та, неуверенно улыбаясь, в нерешительности смотрит на мужа, который в ответ лишь пожимает плечами и ободряюще ей кивает, и так же нерешительно садится в кресло. Мужчина протягивает ей шлем, и жена медленно и аккуратно, чтобы не помять прическу, его одевает.

Д(тут же):  Всё, можете снимать.

Ж:  Всё? Что, уже?

Д:  Да-да, снимайте.

Жена все так же тщательно и неторопливо снимает шлем и протягивает его стоящему перед ней мужчине. Тот берёт шлем у нее из рук, что-то на нем нажимает и кладёт на стол. 

Д:  Ну вот, подготовка закончена. Сейчас система загружается. Реально это займет часа три-четыре. Когда все закончится, погаснет вот эта красная лампочка… (показывает)

Г:  Вот эта? (переспрашивает герой, показывая пальцем на аппарат)

Д:  Да-да, вот эта. Видите, сейчас она горит. Как только погаснет можете работать. …  Так, что еще… Работает либо от сети, либо от аккумулятора. Кнопок никаких нажимать не надо. Кончили работать, сняли, положили на стол и все. Система постоянно самонастраивается и модифицируется с учетом поступающей внешней информации.  Я настроил систему на вас обоих. Теперь только вы и ваша жена сможете ею пользоваться.

Г:  А как ею пользоваться? Там хоть инструкция какая-нибудь есть?

Д:   Управлять очень просто, и никаких инструкций вам не потребуется. Просто наденьте шлем и все. Если что-то будет неясно, спросите прямо у компьютера, и он вам все подробно объяснит. Ну, в общем, научитесь. Никаких проблем у вас, я уверен, не возникнет. В крайнем случае, звоните! ( протягивает герою визитку, быстро упаковывает пустую коробку, хлопает по ней руками, оглядываясь и ища, куда бы ее поставить)  Главное, ничего не трогайте и не пытайтесь вскрывать панель. Иначе все сотрете. Это новая модель, ноу-хау. Пользоваться можно, но внутрь лазать нельзя. Ну, сами понимаете…

Г:  Так система моя? Фирма мне ее дарит или просто дает на время пользоваться?

Д:   Ваша, ваша! Она ваша! Фирма вам ее дарит. Навсегда. Вы ее выиграли. Пользуйтесь на здоровье! Надеюсь, вам понравится. (смотрит несколько секунд в глаза герою и усмехается)

Г:   Да что это хоть такое-то!? (раздраженно из-за того, что ему толком ничего не объясняют) Я думал, вы мне все расскажете…

Д:   Игра! Разве вам утром не сказали? Игра. Это всего лишь игра.

/ С этими словами мужчина удалятся со сцены. Герой и жена растеряно смотрят на это. Затем герой приходит в себя… /

Г:  Черт! Он же игру только на нас настроил. Значит, что же, продать не удастся? Ну, да там видно будет. Разберемся! Возиться теперь придется еще с этой перенастройкой… Лишние хлопоты, лишние расходы. На нас он, видите ли, настроил, мудак! Кто его просил? Ладно, разберёмся!

Ж: Пойдём обедать, зая.

Г: Блин, ждать еще до шести! Когда эта красная лампочка погаснет!!

Уходят со сцены (в другую комнату). 

Конферансье: Через три с половиной часа, когда проклятая красная лампочка наконец-то погасла. Сидоров успел ее за это время просто возненавидеть! Ну сколько можно «загружаться»? Что это за система такая? Противоракетной обороны, что ли?

Настеньке к этому моменту давно уже надоело ждать, и она беспечно упорхнула куда-то «по своим делам» ─ то ли к парикмахеру, то ли к косметологу.

На сцену (из другой комнаты) выходит главный герой(Г.).

Г:  Наконец-то погасла! (смотрит на красную лампочку) Ну, что? Одеваем?.. Или, может, лучше на кровать в нем лечь?.. Да нет, сначала так попробую. В кресле. Ну? С богом, что ли? Одеваем! (аккуратно одевает шлем на голову)

Выходит Дьявол(Д.)  

Герой, вытаращив глаза, некоторое время в полном ошеломлении молча смотрит на него.

Д:  Ну-ну-ну, дорогой Константин Викторович!  (глядя на героя, снисходительно усмехается) Что это Вы, право? Не надо уж так болезненно реагировать. Вы всего-навсего находитесь сейчас в игровом пространстве. В виртуальной реальности. Только и всего.  Ладно, давайте к делу! Давайте-ка я Вам лучше объясню суть игры.

Г:  Подождите-подождите! (приходит в себя) А Вы-то кто такой? И как Вы здесь вообще оказались?

Д:  Я? Я всего лишь компьютер. Могли бы, Константин Викторович, и сами догадаться (насмехается).

Итак, дорогой Константин Викторович, игра называется… «Искушение». Да,.. «Ис-ку-ше-ние» (улыбается) Именно! Именно «Искушение»!

Дьявол делает щелчок пальцами и на экране появляется заставка: — Игра «Искушение», Виртуальная реальность —

Д: Ну-с, суть ее в следующем… Вам как, кстати, удобнее, чтобы я говорил впредь о компьютере? От первого лица, как о себе, то есть: я, или от третьего: он?

Г:  Говорите: я.

Д:  Хорошо. Так вот, днем я просканировал Вас и Вашу жену. И теперь знаю о вас обоих фактически все. Абсолютно! Даже больше, чем вы сами.

Г:  Что за ерунда!

Д:  Да нет, Константин Викторович, не ерунда! Последние разработки нашей фирмы… Ну, не важно. Технические детали мы сейчас опустим. Просто примите это пока как факт, вот и все. Если Вам потребуются потом доказательства, я Вам их охотно представлю.
Итак, суть игры в следующем. Вы должны угадать, как поведет себя Ваша жена в той нестандартной ситуации, которую я сейчас смоделирую.

Г:  «Смоделирую»! Что это вообще значит? Какую это еще «нестандартную ситуацию»? Слишком уж всё реально и вообще… Странно. (герой в волнении озирается по сторонам)

Д:  Короче, давайте-ка лучше сразу перейдем от слов к делу. Просто сыграем для начала разочек, и Вы сами сразу же всё поймете. Договорились?

Г:  Хорошо. Давайте попробуем. (беспокойство усиливается)  Что все это значит? Что это за компьютер такой? Нет таких компьютеров!  Хотя, черт его знает! Может уже и есть… Какие-нибудь там сверхсовременные разработки. Супер-пупер! Искусственный интеллект, мать его за ногу! Чего я об этом вообще знаю? Да ничего! Я же не специалист… И кстати! Вы что же, и мои мысли читаете!?

Д:  Ну разумеется, Константин Викторович (улыбается ехидно).

Герой невольно поеживается.

Д:  Ну, как? Вы готовы? Начинаем?

Г:  Начинайте!

Герой поворачивается лицом к экрану, на экране начинают идти круги. Дьявол наблюдает за героем.

 

Конферансье: Комната исчезла. Сидоров вдруг увидел свою жену, Настеньку, выходящей из подъезда их дома. Сам он как будто невидимо следовал рядом с ней буквально в нескольких шагах.

Настенька куда-то торопилась. Вот она выбежала на дорогу и стала отчаянно махать рукой, пытаясь поймать машину.

Сидоров с неприятным удивлением наблюдал за ней. Он неожиданно поймал себя на мысли, что выглядит она со стороны, в сущности, как самая заурядная бабёнка, обычная телка, голосующая на обочине, каких он видит ежедневно пачками, когда едет на работу. Так же точно нелепо мечется и суетится, как потревоженная курица. Разве что не кудахчет и не хлопает крыльями. Да и вообще, для Ассоль или блоковской незнакомки слишком уж активно жестикулирует.

Сидорову почему-то всегда казалось, что по улицам его бесценная, драгоценная и несравненная любимая не ходит, а неслышно скользит, потупив взор, не смотря по сторонам и лишь загадочно улыбаясь каким-то своим, одной только ей ведомым, таинственным и непостижимым мыслям. А по городу передвигается не на общественном транспорте, а как-то так… Сама собой оказывается там, где надо. По мановению волшебной палочки. Порхает, в общем, как фея.

Глупо, конечно, но он только сейчас это понял. Раньше он как-то над всем этим не задумывался.
Внезапно прямо из левого ряда, не обращая внимания ни на какие правила, к его жене резко рванулся шикарный белый лимузин. Кажется, «Мерседес»,.. хотя нет, фары, вроде, другие. Впрочем, Сидоров в этом не очень разбирался.

Такие авто были из какой-то иной, сказочной жизни. Из другого мира. Мира загорелых, холеных, уверенных в себе миллионеров, яхт, трехэтажных вилл, дорогих ресторанов и шиншилловых шуб. Мира, где люди всегда беззаботны, веселы и счастливы, где вообще не существует никаких проблем.

Чудо-автомобиль с визгом затормозил возле Настеньки. Дверца его приоткрылась, Сидоров заглянул внутрь и лишился дара речи.

На него (точнее, на его жену) смотрел, улыбаясь, самый настоящий сказочный принц. Юный, беспечный, свободный, прекрасный и безумно богатый. Это чувствовалось сразу. В общем, идеал. Живая мечта. Если бы Сидоров был женщиной, он бы сам в него немедленно влюбился и кинулся на шею. Он даже и не подозревал до сих пор, что такие люди вообще существуют. Это было просто несправедливо.

Сидоров, похолодев, смотрел, как его жена садится в машину, как она оживленно болтает и строит глазки этому,.. этому… Сидоров, задыхаясь от зависти и ревности, хотел найти в своем неожиданном, как снег на голову ему свалившемся сопернике хоть какой-нибудь изъян ─ и не мог.

Незнакомец был безупречен. Великолепен! Сдержан, учтив, изящен, утонченно-вежлив и к тому же еще, как оказалось, находчив и остроумен. По крайней мере, сам Сидоров поддерживать с дамой такую легкую, тонкую и пряную беседу ни о чем («causerie» ─ всплыло у него в памяти прочитанное где-то подходящее французское словечко) никогда бы не сумел.

«С дамой»!.. Твою мать! ─ выругался про себя Сидоров. Он чувствовал себя каким-то неуклюжим, неотесанным мужланом, вахлаком, простолюдином, со злобным пыхтеньем наблюдающим со стороны, как блестящий молодой граф или маркиз прямо у него на глазах соблазняет его красавицу-жену. Просто так, от скуки, мимоходом, небрежно шутя, оказывает ей знаки внимания, заранее уверенный в успехе и ничуть не сомневаясь в собственной неотразимости.

«Красавицу»!.. Как же! Не такая уж она, оказывается, и красавица, ─ вдруг злорадно подумал Сидоров, разглядывая сидящую бок о бок сладкую парочку. Действительно, на фоне потрясающего, ошеломляющего, поражающего воображение, блистательного принца (Сидоров против воли называл его теперь про себя именно так) его драгоценная Настенька сразу же поблекла, полиняла и выглядела просто какой-то невзрачной серой мышкой. На сказочную принцессу, по крайней мере, она, прямо скажем, уж явно не тянула.

Какие у нее, однако, вульгарные черты лица. И нос… Никогда раньше не замечал, ─ снова подумал Сидоров.

Он чувствовал, что все эти мысли доставляют ему какое-то извращенное, злое удовольствие.
То-то же! Тоже мне, прынцесса!.. Ага! Как же! Со свиным рылом да в калашный ряд! Прынца ей, видите ли, захотелось!.. Пустите нашу Дуньку в Европу! Сучка! Стоило тебя, значит, поманить… Обычная шлюшка. Как и все они. Правильно говорят: все бабы шлюхи. Дуры и шлюхи. Дура тупая! Курица безмозглая! Нужна ты ему! Ты на себя посмотри! ─ в бессильной ярости бормотал про себя Сидоров, наблюдая, как его дорогая Настенька договаривается вечером пойти в ресторан, как потом с невинным видом врет ему (компьютерному) про какую-то там работающую допоздна парикмахершу-маникюршу (а он, тупица, болван и идиот, всю эту глупейшую бабскую галиматью и ахинею ─ ну какие, скажите на милость, по ночам парикмахеры!? ─ со счастливым видом, развесив свои ослиные уши, хавает да еще и радостно поддакивает при этом: ну, конечно, милая Настенька! ─ дебил!!!), как…

В общем, через неделю все было кончено. Еще несколько встреч, прогулок, ресторанов («день рождения подруги», «мама заехать вечером просила» и прочее в том же духе) ─ и вот уже его ненаглядная, очаровательная женушка с бокалом шампанского в руке («Ассоль», бл!.. Тварь! Сука!), обнимаясь и целуясь на ходу со своим новым приятелем, поднимается к нему в его роскошную спальню. Дверь спальни целомудренно захлопывается у Сидорова перед носом. «Конец игры».

Герой медленно разворачивается, вид разбитый. Дьявол наблюдает.

Пауза 2-3 секунды, тишина.

Конферансье: Жизнь потеряла всякий смысл. Все, чему он верил… Жена, любовь, семья… Все вдруг рухнуло. Ему казалось, что он наяву слышит, как тихонько шуршат и позвякивают, сталкиваясь друг с другом, осколки его разбитой вдребезги жизни… Все тише и тише… Но вот, наконец, все и совсем стихло.

Пауза в 2-3 секунды, тишина.

Д:  К сожалению, Константин Викторович, Вы проиграли! Я внимательно следил за Вами. Вы смогли предугадать поведение своей жены лишь со степенью достоверности около 20 %.  Впрочем… , могу Вас поздравить. У Вас замечательная жена. Удивительная женщина! Продержаться целую неделю! Невероятно!

Г:  Вы что, шутите?

Д:  Да нет-нет, Константин Викторович, я не шучу! Что Вы! Действительно фантастика (качает головой). Первый раз с таким сталкиваюсь. Даже не думал, по правде сказать, что такое вообще возможно!

Г:  А обычно сколько? (заторможено интересуется) Обычно сколько… держатся? «Держатся»! — слово-то какое дурацкое! Брестская крепость, прям, в осаде. «Сколько мы еще продержимся?» Вот мерзость!

Д:  Обычно несколько часов. Ну, день-два, максимум. Хотя два… это уже очень много. Но неделя! (недоверчиво качает головой) Чудеса! Вы, Константин Викторович, должны свою жену на руках носить. Это совершенно исключительная женщина. Одна на миллион.

Г:  Врать-то мне эта совершенно исключительная женщина в тот же день начала!  А через неделю уже дала. Первому же встречному на дорогой тачке, который ее пальцем поманил. Сссука! Чем она там с ним сейчас занимается, интересно? (показывает на пустой экран) В его суперспальне? Ублажает уже, наверное? Его суперчлен? Как там у этого суперпринца? Всё, наверное, супер?

Д:  Да ничем Ваша жена сейчас ни в какой суперспальне, ни с кем не занимается! (укоризненно) Это же всего лишь игра. Иг-ра. Виртуальная реальность. Ничего этого в действительности не было!

Г:  А если бы было? (упрямо) Если бы ей действительно встретился такой вот… на белом Мерседесе?

Д:  Молча пожимает плечами.

Г:  Понятно. Значит, неделя, говорите? На неделю бы ее хватило? Ее вечной любви? (Тварь!! Тварь, тварь, тварь!) А что это, кстати, за красавчик? Почему он именно такой? Именно так выглядит? И именно на такой долбаной тачке? Стандартная мечта всего этого распроклятого гнусного бабья?

Д:  Нет. Это персонифицированный образ идеального мужчины именно Вашей жены.

Г:  Так вот, значит, о ком ты мечтаешь?.. А за меня тогда чего ж вышла? Вот и ждала бы его. Принца своего на белом Мерине. А то: люблю!.. ах!.. милый-дорогой!.. Замуж просто срочно выскочить надо было! Замуж! Вот и все. Возраст-с.

Д:  Ну что Вы, как ребенок!? Таких людей в жизни не бывает. Да и ситуаций тоже. Это же просто чисто игровая, специально под Вашу жену подстроенная и смоделированная потом, идеальная ситуация. Только и всего. В реальной жизни она никогда не возникнет. Вам абсолютно не о чем беспокоиться.

Г:  Н-да… Так-то оно так… Ваша жена, конечно, шлюха, но не огорчайтесь. Соседским алкашам она не по карману. Так что Вам абсолютно не о чем беспокоиться!

Д: — Молчит.  насмешливо смотрит на него, сардонически ухмыляясь. —

Небольшая пауза.

Г (хрипло, облизывая пересохшие губы ):  Кто Вы? Никакой Вы не компьютер!

Д (ничего не отвечая, встаёт, подходит к окну и, заложив руки за спину, молча смотрит на улицу или рассматривает семейные фотографии на стене):  Если хотите еще что-то спросить, Константин Викторович, спрашивайте. Я Вас слушаю.

Г:  Кхе,.. кхе…  О чем, собственно, говорить и как вообще теперь вести себя дальше? А как прикажете вести себя с … человеком, ну, пусть даже не с человеком, с компьютером, не важно(!), словом, с существом, которое видит вас насквозь, всего, вплоть до самых ваших тайных, интимных, сокровенных и, как вы до сих пор считали, только лично вам принадлежащих мыслей, мыслишек, желаний и желаньишек? Да с ним, с этим существом, не разговаривать надо, а бежать от него, куда глаза глядят!

Д: — посмотрел на героя с ухмылкой и продолжил рассматривать своё  —

Г:  Нет уж! Наспрашивался я уже на сегодня. Хватит! Того и гляди, еще что-нибудь новенькое узнаешь. Про себя или про свою дражайшую половину. Про супруженицу свою ненаглядную, черти бы ее побрали! Про любовь-морковь и про весь этот преподлый бабский род!

Небольшая пауза.

Г (с надеждой в голосе, как бы ища оправдание своей жене):  Так, значит, говорите, только с идеальным партнером? В конце концов я что-то действительно раньше не замечал, чтобы сказочные принцы на белых «Мерседесах» по нашему захолустью толпами раскатывали…

Д:  Отнюдь! (оторвался от созерцания и вполоборота смотрит на героя) Разве я это говорил? Ничего подобного.

Г:  Что значит «ничего подобного»? (в этот момент слышны раскаты грома)  Не хотите ли Вы сказать?.. Не хотите же Вы сказать?.. Она что, и с неидеальным могла бы? И с обычным мужиком?..

Д:  Разумеется. Вопрос времени и затраченных усилий. (пожимает плечами) Ну, не через неделю, естественно. Неделя у Вашей жены минимальный срок. Поверьте, это очень хороший результат. Очень! (с нажимом)  Большего от женщины требовать вообще невозможно. Вы уж поверьте мне на слово.

Г:  Да… Да… (убито бормочет) Хорошо… Знаете, я устал, что-то… Я, пожалуй, закончу пока на этом… Сниму шлем…

Д:  Да, конечно. (вежливо откликается мужчина) До свидания, Константин Викторович.

Г:  До свидания. (машинально)

Герой снимает шлем. Дьявол уходит.

Конферансье:

Его собеседник исчез. Больше в комнате ничего не изменилось. Сидорову почудилось в этом нечто символическое. Как будто это было наглядным подтверждением того, что грань между реальным миром и тем виртуальным, где он только что побывал, крайне зыбка. А зачастую и вообще неразличима. Существует только в сознании.

Ведь стоит лишь представить себе, что к нему только что приходил реальный человек и показывал ему реальные видеоматериалы про похождения его любимой женщины…
От этой мысли Сидорову захотелось завыть.

Г:  Да-а!.. «Игра»… И где грань? Между такой вот «игрой» и реальностью?.. Есть она? Или существует только в сознании?..  Ну, а если представить себе, что ко мне только что приходил реальный человек и показывал мне реальные видеоматериалы про похождения моей любимой женщины… (после этих слов герой тихонько взвыл глядя в потолок, лицо исказил)

Так было это все-таки или не было?!.. «Не было»… Не было только потому, что случая до сих пор моей милой Настеньке подходящего не представилось. Не подвернулось. Никто ею пока всерьез не занимался. Руки просто до сих пор до нее ни у кого не доходили. Других же баб кругом полно. Ничем не хуже. Так что в очередь, дорогие дамы, в очередь! Не толпитесь! Обслужат всех. В свое время. Как там говорил этот проклятый компьютер? «Вопрос времени и затраченных усилий», «неделя прекрасный результат!» Дьявол!! (изо всех сил бьёт по столу и смотрит с ужасом на шлем)

Подумать только! Еще вчера!.. да что вчера! еще сегодня утром я был счастливым человеком, счастливейшим из смертных! любил, обожал, боготворил свою жену, сдувал с нее пылинки и считал каким-то высшим существом из другого мира! Стихи ей читал. Гумилева, твою мать!

Ты плачешь?
Послушай, далеко-далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Да плевать ей на жирафов!! Ты ей лучше скажи, где ее хахаль дорогой бродит. На белом Мерсе рассекает. Тогда она сразу успокоится, плакать перестанет и утешаться к нему побежит. Ну, не сразу, конечно. Через неделю. Прекрасный результат! Твою мать!!!…

— потекли слёзы, закрывает ладонями лицо, затем немного погодя (успокоился) подходит туда же, где раньше стоял Дьявол и так же смотрит в окно или на семейные фотографии —

Г:  Может, опять пойти?.. Пообщаться с этим чудовищным компьютером… Поговорить с ним о своей жене, о всей этой ситуации… Пусть он меня опять поутешает.
Что всё это, мол, не по-настоящему. Это же всего лишь игра! Мираж! Виртуальная реальность. Что это Вы, Константин Викторович, так разволновались? Да и вообще, неделя это прекрасный срок!

— снова слёзы, опять закрывает лицо ладонями и тихонько воет —

Г:  Эх, Настенька, Настенька!.. Ну, почему?! Почему? Как ты могла? Я же тебя так любил! А ты…. А кстати, существует ли вообще в мире любовь? Настоящая любовь! Вечная. Которая «сильна как смерть.» Или все это просто красивые сказки? Надо будет спросить. У этого монстра. Он же все знает. Знает наверняка и это. Все мне объяснит и по полочкам разложит. Обязательно спрошу. Только не сейчас. Сейчас мне надо самому подумать. С мыслями собраться и подумать. Пока время есть. Пока Настенька не пришла.
Как мне вообще теперь себя с ней вести и как общаться? По-прежнему я уже не смогу, а как? Люблю ли я ее? Сам не знаю… Так, как раньше… Нет, не люблю. В прошлом все это, и больше уже этого не вернуть. Никогда. Между нами теперь всегда этот проклятый шлем будет и хлыщ этот… Черти бы его побрали!! Ну чем, чем он лучше меня?! (пауза) Да всем! (насмешливо  сам себе) Сам же знаешь. Черт! Черт-черт-черт!

Конферансье: Сидоров не выдержал. Сел в кресло и больным, расслабленным движением натянул, или скорее даже нахлобучил на себя шлем.
Его новый знакомый все так же неподвижно стоял у окна, с заложенными за спиной руками, в той же самой позе, в какой Сидоров его оставил, расставаясь. Казалось, он так и простоял здесь все это время, не шевелясь и никуда не отлучаясь. На новое появление Сидорова он никак не отреагировал. Как будто даже и не заметил.

Герой одевает шлем. Выходит Дьявол. Актёры продолжают играть: 

Г(волнуясь):  Я вот что хотел сп-просить… (пауза)  А о чем, собственно, я собираюсь «спрашивать»? О вечной любви? Есть ли на свете настоящая любовь? Все ли кругом рогатые или это только мне так повезло? Как будто мне от этого легче станет!.. А что? может, и станет… Хотя нет, не станет… Ничего мне теперь уже не поможет. Бесполезно. Будь ты проклят!!! Со своей сатанинской игрой.

Д(поворачиваясь к герою):  Вы совсем не о том сейчас думаете, Константин Викторович.

Г(растеряно):  Что?! Простите?..

Д:  Я говорю: Вы не о том сейчас думаете.

Г:  Почему? (панически)  Господи! Что? Что еще может случиться? (слышны раскаты грома)

Д:  Потому что ровно через … (смотрит на свои наручные часы) … 3 минуты 8 секунд Ваша жена вернется домой, и ей вдруг ужасно захочется надеть шлем. Такой вот у нее будет неожиданный каприз. Вы ведь ей разрешите? Попробовать? (делает паузу, иронически смотрит на героя) Впрочем, помешать Вы ей все равно не сможете. Лучше даже и не пытайтесь. Женщина,.. что поделаешь… Если уж что-нибудь решила…

Итак, Ваша жена продержалась неделю. Целую неделю! А вот сколько, интересно, продержитесь Вы, уважаемый Константин Викторович? А? Как Вы сами-то думаете? (пауза, герой в это время хлопает глазами, хватает ртом воздух и не может произнести ни слова) Поразмышляйте, поразмышляйте-ка пока над этим, уважаемый Константин Викторович!.. Только не слишком долго. Не дольше… (снова смотрит на часы) сорока семи секунд. А потом, после игры, если захотите, мы с Вами порассуждаем и о вечной любви. Вы же именно об этом хотели меня сейчас спросить, не так ли? Ах, любовь, любовь!.. (театрально вздыхает)

Герой потрясён.

Д:  Ну что ж, прощайте. И знаете,  (неожиданно подмигивает герою и заговорщически понижает голос) скажу Вам по секрету. Мне почему-то кажется, что Ваша жена тоже проиграет. Как и Вы. Только с гораздо более, так сказать, разгромным счетом. Неделю Вам не продержаться. Нет! Час от силы. Да и то вряд ли. Несколько минут! Ну да, сейчас увидим. Прощайте.

Конферансье:  

В тот же вечер Настенька собрала свои вещи и уехала к родителям, а еще через неделю подала на развод.

Впрочем, Сидорову было к этому моменту уже все равно. Всю неделю подряд он беспробудно пил и вряд ли вообще толком понимал, что происходит.

Разбитый и искореженный шлем валялся в углу. Точнее не шлем, а то, что он него осталось. Узнать в этой безобразной, бесформенной мешанине торчащих отовсюду осколков пластмассы, кусков металла и обрывков проводов некогда красивое и изящное изделие было практически невозможно.

Вопрос из зала: Разве нет на свете истинной любви?

Люцифер: Одной только любовью душу не заполнишь. Там всегда останется место и для ревности, и для страха, и для ненависти. Для всего того, что делает человека человеком.
Искры этих чувств тоже всегда тлеют в душе и всегда готовы вспыхнуть, достаточно только дунуть.

Вопрос из зала: Бог учит Любви. А чему учишь Ты?

Люцифер: Любви нельзя научить. Она либо есть, либо ее нет. А иначе ─ пусть Он научит Меня.

Конец первой ситуации

 

На сцене стоит стол и стул. На столе ноутбук. У стола коробка. За столом сидит главный герой. На сцену выходит конферансье и зачитывает текст ( с листа):

Ситуация вторая

Да, были люди в наше время,
Не то, что нынешнее племя:
Богатыри — не вы!

М.Ю.Лермонтов, «Бородино»

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Циркин, мужчина лет 35-ти, мелкий банковский клерк.

Фонкич, молодой человек лет 20-ти, развязнный, «чей-то там сынок».

Несколько мужчин и женщин, офисные работники.
 
На сцене несколько офисных столов, стулья, компьютеры… Офисная обстановка.
 
______________
 
 
В «офисе» копошатся работники. Все занимаются своими делами. Один из них выделяется. Это главный герой ( указывает на героя ). Он сидит за столом отрешенно и думает о чем-то своём. Это заметно. Не сводит глаз с красивой коробки стоящей возле своего стола. На ней надпись «Игра. Виртуальная реальность».
Объявляется обеденный перерыв. Все бросают свои дела и начинают собираться выходить из «офиса». Герой так и сидит. Кто-то бросает ему: Петр Иванович, а чего ж сидите, на обед не идёте?
Герой… как бы… приходит в себя, начинает перебирать бумаги на столе, делает вид, что работает: Нет, я не пойду. Мне отчеты нужно доработать.
Некоторые с удивлением смотрят на него, пожимают плечами. Все уходят на обед.
 
 
 
Конферансье уходит со сцены, герой остаётся один.
 
 
Некоторое время сидит неподвижно, о чем-то думает. Затем, открывает ящик стола, достаёт оттуда веб-камеру, разматывает провод, подключает к компьютеру, закрепляет её на мониторе и направляет/подправляет на себя веб-камеру. Всё готово. Еще немного сидит неподвижно, видно, что он взволнован и о чем-то думает. Нажимает какие-то кнопки на компьютере. Запись пошла.
 
Герой в камеру: Давно не записывал видео-дневник, но… Не могу удержаться… С ума сойти!.. Так… есть минут 20-ть… Все ушли на обед. Да и этого!..  зам начальника отдела… тоже нет в офисе, уехал куда-то… Фонкич Валерий Матвеевич, молоденький ещё совсем мальчишка, только что после института. Или даже после школы. Ну, в общем, лет двадцати, не больше. Чей-то там сынок, по слухам. Мразь редкостная! В отделе его все побаиваются. Я и сам тоже… опасаюсь. Ну его на фиг! Лучше подальше от него держаться. Да и вообще… Не связываться. На всякий пожарный. Так оно вернее будет… Так… ладно, не об этом речь…
Опять о чем-то думает, видно, что он волнуется и не знает с чего начать.
 
Начинает возбуждённо говорить:
 
Невероятно!.. Прошло уже(бросает взгляд на часы) два часа, но я всё никак не мог успокоиться и придти в себя от удивления.

Нет, даже не удивления! «Удивление» – это в данном случае просто не то слово. Даже отдалённо не отражающее, не передающее всю ту бурю эмоций, которая в данный момент – вернее, все эти последние два часа – кипит у меня в душе. От изумления!.. Восторга!.. Благоволения, что ли… Ч-чёрт его знает! (как-то жестикулирует, взъерошивает волосы на голове, смотрит в «никуда», слишком возбуждён) Слов таких даже нет! Целая гаммы чувств. Чувств, которые испытывает обычный, рядовой человек, волею случая реально соприкоснувшийся в своей серой и заурядной жизни с чем-то высшим, чистым, возвышенным, ослепительно-ярким, как вспышка молнии! и для меня, в сущности, попросту непостижимым. С чем-то таким, о чём я, конечно, в принципе слышал: …что да,.. вроде бы,.. существует на свете и такое… но сам в глубине души так до конца в это и не верил.

А,.. мол!.. Чушь всё это! Сказки. Все мы одним миром мазаны…

Нельзя обычному человеку в это верить!! Если он хочет и дальше продолжать человеком себя ощущать. Чувство собственного достоинства в себе сохранить элементарного самоуважения хотя бы…

Опять задумывается. Затем, достаёт из кармана сигареты и хочет закурить.

А-а, блин!.. (спичка сломалась) Герой с проклятиями, суетливо стряхает с себя тлеющий уголёк и торопливо ощупал брюки.

Да нет… Не прожёг, вроде…

Со второй попытки, закуривает, глубоко затягивается и расслабленно откидывается назад в кресле, успокаиваясь. Прикрыл глаза.

В сотый, наверное, уже раз вспоминаю!.. Собственно, даже не сами события – хотя и они были чрезвычайно интересны: битва!.. звон мечей!.. крики раненых,.. хрипы и стоны умирающих… – а именно ощущения, чувства, мысли, эмоции, которые переживал, испытывал тот человек – как его?.. центурион Мевий?.. когда в силу независящих от него обстоятельств оказался в плену.

Еще пару раз затягивается и тушит сигарету в попавшуюся на глаза пустую коробку из под, скажем, скрепок.

А вообще все воспоминания чрезвычайно отчётливы и яркие. … Обалдеть!.. Как будто всё это действительно со мной происходило. Со мной!.. с Петром Ивановичем Циркиным, мелким банковским клерком, 35-и лет от роду. А вовсе не с центурионом Октавиана. Или нет!.. Как будто бы я, Петр Иванович Циркин и стал на время этим самым центурионом. Слился с ним! Мыслил как он,.. действовал как он… Или даже нет! Всё равно не то!.. Не слился, а… (подыскивает в затруднении слово щелкает пальцами) …  Точнее, не до конца слился. Вроде бы и слился, и в то же время сам собой остаёшься. Какой-то частью своего сознания всё словно со стороны наблюдаешь… Виртуальная реальность, короче!! Сам чёрт тут ногу сломит! Не разберёт. Где кончается игра и начинается явь. И наоборот.

И как у них только это получается??!! (берёт в руки коробку и рассматривает её) «Виртуальная реальность»… Уму непостижимо. Ну и игра!.. Почище любого наркотика. Надо будет обязательно купить, когда в свободную продажу поступит… (запрокинул голову и мечтательно уставился в потолок) Когда ОН сказал, это будет?..   Промышленный выпуск наладят?.. Примерно через полгода?.. Вот, не прозевать, главное!.. Да за такую игру можно любые деньги отдать! Живи себе в этом волшебном мире…

Но это,.. конечно!.. Капец! Неужели и правда такие люди есть?

Были!.. (как бы усмехается над своими же словами) Были!..

Эта голая решимость; абсолютное отсутствие каких бы то ни было сомнений, колебаний; твёрдость; полное спокойствие, невозмутимость!.. уверенность в себе и собственной правоте!.. И всё это перед лицом опасности, перед лицом смерти! Даже не просто смерти!! Казни. Мучительной, жестокой… Невероятно!!

До сих пор в ушах, как на наяву зазвучит властный, тягучий, ленивый голос Антония, его полупрезрительный вопрос(как бы подражает, меняет речь на властную): «Ну и как же мне надлежит с тобой поступить, Мевий?» И холодный, равнодушный ответ Октавиана (тоже пытается повторить): «Прикажи убить меня, потому что ни благом спасения, ни смертной казнью невозможно добиться, чтобы я перестал быть воином Цезаря и стал твоим». Совершенно немыслимый какой-то ответ!.. Нечеловеческий!!!

Пауза, герой задумался.

Хотя нет!.. (криво усмехается) Именно что человеческий! Единственный достойный человека ответ. Это любой другой был бы Не человеческий. УЖЕ не человеческий. Любой другой означал бы, что нет больше такого человека: центурион Октавиана Г.Мевий. Есть трус Г.Мевий.

 

Отчего-то не по себе становится. Словно дохнуло в лицо ледяным дыханием Вечности. Вечных истин и вечных чувств. И Предательство, озираясь трусливо, прячет на груди отравленный кинжал. И Верность, усмехаясь, смотрит тебе в глаза… «И вина есть вина, и цена есть цена! И всегда хорошо, если честь спасена…»

«Прикажи убить меня…» … Фактически, Мевия просто спросили: «Кто ты?» И он так же просто ответил: «Человек». Только другими словами. И на другом языке. На общечеловеческом. На языке Вечности. На языке Чести. «Прикажи убить меня…» В той ситуации и в ту эпоху слово «человек» прозвучало по-латыни именно так…

Герой зажмурился.

На сцену выходит  Фонкич(зам. директора), подходит со спины к герою.

Ф.:  Ну, что, Циркин!

Герой от неожиданности растерялся, в панике даже, что-то смахнул со стола. Т.е. нужно показать, что эффект неожиданности сработал.

Ф.:  Ну что, Циркин? (издевательски повторяет, ухмылятся) Опять на работе спим? И в кабинете опять накурено. Ну, и что мне с тобой делать?

Затем, артисту нужно сыграть немую сцену из которой чётко видно, что герой хочет, что-то ответить на это «хамство», но в последний момент осекается. (Ну, мол, его на фиг! Лучше не связываться).

Герой: Извините, Валерий Матвеевич! (заискивающе-льстивым тоном бормочет, жалко улыбаясь) Виноват. Больше не повторится.

Фонкич ещё немного любуется его смятением, страхом… Разворачивается и молча уходит со сцены.

Герой приходит в себя.

Продолжает говорить на камеру: Как мучительно стыдно! За себя, за этого мальчишку… За жизнь всю эту распреподлую!!

Неужели я такое ничтожество?!.. (без цели перебирает что-то на столе, подавлен) О которое можно ноги вытирать… Эх,.. если бы не семья!.. Не дети!.. Если бы!!.. Если бы!..

Затем произносит: «Прикажи убить меня…»

А по сути меня ведь тоже только что спросили: кто ты?..

А я что ответил?..
Впрочем, с языками у меня всегда было плохо. Язык чести мне незнаком… (что-то ищет на столе)

И как будет звучать на нём слово «человек», я не знаю… Чёрт!.. Куда я её засунул!?.. А, вот она. (находит зажигалку).

А подсказать тут, увы, некому… В нашем-то отделе, Просмотреть по крайней мере, полиглотов таких уж точно нет!

Ладно, всё. Пойду покурю. Гм… в курилку.

Герой нажимает на кнопки, отключает камеру, кладёт её обратно в ящик.

Встаёт и, доставая на ходу сигареты, уходит со сцены(в курительную).

Вопрос из зала: Но нельзя же требовать от человека, чтобы он был героем?

Люцифер: Нет никаких героев! Их придумали трусы. Есть просто люди, и есть просто трусы. Больше нет никого.

ЗАНАВЕС

Примечание (вторая ситуация): Главный герой будет читать текст с монитора своего ноутбука сидя за столом. Зритель не увидит, что происходит на экране компьютера, но создастся впечатление, что герой записывает видео-дневник. Всё по сюжету пьесы.

Т.е. по форме — это читка, но по сути — это уже спектакль. Актёры в образе.

Автор сценария/режиссёр: Игорь Сёмин