Секта

Сценарий полнометражного художественного фильма.

СИНОПСИС

Герой, классический неудачник, мелкий клерк, вступает в одну странную секту. Он сразу добивается всего в жизни, ему начинает во всём сказочно везти и пр. Но счастье героя строится на несчастье окружающих. Это основное условие секты, о котором его при вступлении в секту сразу честно предупреждали. Со всеми его знакомыми начинают происходить разного рода ужаса: у них умирают дети, сами они заболевают или попадают в катастрофы и пр. и пр. Героя это мучает, у него происходит психологический срыв, и он решает уйти из секты. Но тут он влюбляется…

СЕКТА

Титры начинаются.
В начале звучит песня «Ангел грешный, ангел мой».
Титры заканчиваются.

1. Инт. Квартира героя. День.
Кадр первый.
Герой (Игорь Рудников, лет 30-и, неудачник-интеллигент) лежит ничком прямо одетый на неразобранной кровати в своей маленькой скромной холостятской квартире.
Он просыпается после кошмарной пьянки накануне, и у него тяжелейшее похмелье.
Около кровати на тумбочке стоит бутылка минералки и пачка таблеток от головной боли.
Герой дрожащими руками наливает себе стакан шипящей минералки и выдавливает на ладонь таблетку.
Колеблется некоторое время, потом выдавливает вторую.
Проглатывает обе, запивает минералкой, после чего переворачивается на спину обессилено откидывается на подушку и прикрывает глаза.
Звонит стоящий на тумбочке телефон.
Герой, мучительно стонет, потом, не открывая глаз, берёт всё же наощупь трубку и слышит он весёлый пьяный голос своего сослуживца, вчерашнего собутыльника.
.
Герой: Да!
Собутыльник: А-ал-лё! Проснулся?
Герой (с усилием, стараясь говорить как можно меньше и тише): Только что…
Собутыльник (радостно сообщает): А мы тут уже с утра продолжили! Давай, приезжай! Чего ты вчера удрал-то?
Герой (кривится): Да куда «приезжай»! Я тут еле живой лежу.
Собутыльник (ржёт в трубку): Да брось ты! Опохмелишься – и все пройдет. Сразу как рукой снимет. Примем сейчас по чуть-чуть…
Герой: Ты с ума сошел? Я умру тут, если встану!
Собутыльник (полушутливо резюмирует): В общем, отрываешься от коллектива. Не уважаешь, значит…
Герой: Ну, причем тут «отрываешься»! Ты же знаешь, как я всё это переношу. Это вам, алкашам, как с гуся вода, а я, блин, неделю теперь в себя приходить буду…
Собутыльник: Ну, ясно… Да, Гари, ты не наш, не с океана! Ладно, надумаешь – приезжай. Мы тут у Федорыча все сидим.
Герой: Да не надумаю я! Я валяться целый день буду, отходить. И так, вон, уж две таблетки от головы принял!
Собутыльник: Ну, смотри… А то приезжай… (Секунду медлит, наконец сдаётся): Ну, ладно, пока!
Герой (почти стонет): Пока.
Герой кое-как кладёт на место трубку и опять наливает себе минералки.
Выпивает, потом злобно смотрит на телефон, с ожесточением выдёргивает из розетки шнур и бросает на пол.
Хлопает себя по карманам, находит мобильник и тоже отключает и кидает его на тумбочку.
Опять откидывается на подушку и закрывает глаза.
Крупно: лицо героя с закрытыми глазами.
Потом лицо растворяется и выплывают кадры вчерашней попойки.
Герой вспоминает.

2. Воспоминания героя. Инт. Офис. Вечер.
Классическая попойка в офисе.
Сдвинутые столы, водка, закуски.
Дешёвое вино «для дам».
Кока-кола – «запивать».
Неизбежные салаты оливье, колбаса, черный хлеб и солёные огурцы-помидоры.
Все уже совсем пьяные.
Пьют, закусывают, что-то кричат.
Поздравляют виновника торжества (Фролова), которого повысили и назначили каким-то там начальником.
Кто-то обнимается и целуется в соседнем кабинете, кто-то пляшет, кто-то поёт.
Картинка идёт как бы глазами пьяного героя, поэтому всё как-то кусками и фрагментарно.
Потом вдруг картина какого-то непонятного разговора пьяного героя с ещё более пьяным Фроловым.
Который что-то по страшному секрету герою рассказывает и кидает зачем-то монетку, что-то при этом объясняя, герою вспоминаются лишь фрагменты разговора.
Фролов: Да я теперь!.. Только ты никому!.. Ты думаешь, почему я!.. Вот смотри!..

3. Инт. Квартира героя. День.
Опять лицо лежащего на кровати, на спине героя, который морщится, пытаясь хоть что-то припомнить.

4. Воспоминания героя. Инт. Офис. Вечер.
Опять картина застолья.
Они с Фроловым сидят за столом, и Фролов чего-то там хвастается (это видно по его самодовольному лицу, жестам и, опять же, отдельным репликам, который герой всё же вспоминает.
Фролов: Да я всех этих теперь во где!.. (Сжимает кулак.) Это только начало!.. Скоро я!.. Вы ещё узнаете!..
Потом опять сцена с монеткой.
Фролов несколько раз кидает монетку и торжествующе тычет в неё пальцем, объясняя что-то герою.

5. Инт. Квартира героя. День.
Опять раздосадованное лицо лежащего на кровати героя.
Он открывает глаза, делает над собой усилие, тянется к минералке, берёт ее, делает, приподнявшись на локте, прямо из горлышка несколько больших глотков, ставит бутылку на тумбочку и снова откидывается на подушку и прикрывает глаза.

6. Воспоминания героя. Инт. Офис. Вечер.
Опять картина разговаривающего с Фроловым героя.
Фролов: Чего, ты думаешь, меня повысили? Просто так, что ли? Не-ет! Просто так у нас ничего не бывает. Э-эт-то только начало! Я в секту такую вступил, что все у меня теперь по жизни ровно будет! Всё тип-топ! Всегда будет во всём везти! Во всём! Вот смотри! Вот я загадаю сейчас орёл, и смотри, что сейчас будет!
После чего Фролов начинает кидать монетку.

7. Инт. Квартира героя. День.
Вновь крупно лицо героя, который резко открывает глаза и садится в возбуждении на кровати.
Видно, что он даже про похмелье своё забыл.
Герой берет с тумбочки пачку сигарет, закуривает, сидит на кровати, курит.
Внутренний голос: Интере-есно!.. Хм!.. О-очень интересно!.. Какую еще секту? Чего он там плел? Чего, правда, что ль? Секта?!.. Фролов? Фролов – сектант? Эта пьянь?!

8. Воспоминания героя. Инт. Офис. Вечер.
Опять картина совершенно пьяного развесёлого Фролова и на этом фоне дальнейшие рассуждения.
Голос героя за кадром: Что за бред?! А с другой стороны, не придумал же он все это! Во-первых, он пьяный был в драбадан, лыка не вязал, для таких придумок; а во-вторых, такой бред и придумать-то невозможно. Хм… Так, что, действительно, что ль? Секта…

9. Инт. Квартира героя. День.
Картинка Фролова размывается, и снова остаётся сидящий на кровати и задумчиво курящий герой.
Внутренний голос: Черт! До чего всё же мерзкое состояние! (Герой вспоминает про своё похмелье, морщится и осторожно трогает себя за голову): Голова как ватой набита. Опилками, блин. Как у Винни Пуха. «В голове моей опилки, да! да! да!.. Не-бе-да!!». И тому… подобное. Да, да, да!. Так о чем это я думал?.. А, о Фролове… Да! да! да! И тому подобное. О секте и сектантах. А ведь назначили-то его действительно странно, между прочим.

10. Воспоминания героя. Инт. Офис. День.
Картинка в офисе.
Шушукающиеся удивленные сотрудники, сообщающие друг другу потрясающую новость о назначении Фролова, читающие приказ на стенде и т.п.
Голос героя: Никто этого совершенно не ожидал. Как гром среди ясного неба. Раз вдруг – и на повышенье! А с какого хрена?!

11. Инт. Квартира героя. День.
Опять сидящий на кровати с сигаретой герой.
Внутренний голос: Хм… Секта… Я бы, блин, тоже тогда не отказался в такую секту вступить!.. Да, кстати, я же ему так сразу тогда и сказал. Что тоже, мол, хочу.

12. Воспоминания героя. Инт. Офис. Вечер.
На фоне лица героя картина опять-таки его разговора с Фроловым на вчерашней пьянке.
Голос героя: На что он, пьяно ухмыляясь, заявил мне, что «он передаст».
(Герой на заднем плане усмехается.) «Передаст». (На фоне лица героя картины пьяного Фролова.) Смейся-смейся! А какая у него теперь зарплата и какая у тебя? И если ты такой умный да еще к тому же и веселый впридачу, то чего же ты такой бедный? А? Как, блин, самая распоследняя церковная мышь!
Ладно, чего у нас там дальше-то было? С этим передастом. Чего он мне еще интересного успел понарассказывать?
(Опять картина бросающего монетку пьяного Фролова.)
А ничего дальше не было! Тут к нам кто-то подрулил…
(Кто-то подходит к герою с Фроловым, и они отвлекаются от беседы.) …и на этом вся наша интересная беседа и закончилась.

13. Инт. Квартира героя. День.
Опять просто сидящий на кровати герой, который задумчиво тушит в пепельнице сигарету.
Герой: Ну, и чего?
Герой встаёт и начинает рассеянно раздеваться, бросая одежду прямо на спинку кресла..
Раздевшись, идёт в одних трусах в ванную, становится там под душ.
Потом выходит из-под душа, вытирает голову, причёсывается, бреется…
На фоне всех этих картинок и идёт весь дальнейший его внутренний монолог.
Внутренний голос: Странный какой-то разговор… Гм… Очень странный. Правда всё это, интересно, про секту или просто пьяный трёп?.. Да нет, на обычный пьяный трёп что-то не похоже. Наоборот, такое впечатление, что это он спьяну проболтался, а теперь, наверное, и сам не рад. Если помнит, конечно, что-нибудь.
Любопытно… Весьма любопытно… Что это за секта такая, которая может с карьерой помочь? Типа масонской ложи, что ли? Да-а!.. А мне-то чего?! Я все равно ни во что это не верю. Ни в масонов, ни в ложи, ни в черта, ни в дьявола! Масонской, не масонской – главное, чтобы это было реально! Чтоб прок от них был. А то вступишь, блин, к каким-нибудь сирым и убогим… Таким же мудакам, как и я. Юродивым… У которых у самих за душой ни гроша нет. На фиг-на фиг! Такие секты нам не нужны. Я и сам сирый и убогий. Безденежье это, мать твою, заколебало уже! Бедность, конечно, не порок, но сколько же можно!
И главное, перспектив ведь никаких! Абсолютно. Вот в чем самый ужас! Связей нет, родственников нет, ни хрена у меня нет! Поневоле тут в любую секту бросишься. Да хоть к черту на рога! От отчаяния, блин, и полной безысходности. Как в омут с головой. Ласточкой!
Чего я теряю? А вдруг правда? Масоны-то, насколько я знаю, действительно ведь во всех слоях общества существовали. Ложи их. Так что… Э-хе-хе… И чем только люди от скуки не занимаются! Твою мать! Какой только дурью не маются. Бабок лом, делать нечего, вот с жиру и бесятся. В детские игры играют. В ложи с сектантами. В карнавалы с переодеваниями. Лишь бы время убить.
В общем, попытка не пытка, как учил незабвенный наш Лаврентий Палыч. Глядишь, чего и наклюнется. Знакомства полезные заведу, то-сё!.. Главное же вовремя в нужное время, в нужном месте оказаться!
Чего-то я, по-моему, не так сказал?.. А? А-а!.. не соображаю ничего уже! Ладно, в понедельник беру Фролова за жабры и пусть меня тоже в секту эту вводит. А иначе… Можно и по-плохому, в крайнем случае. Припугнуть, например. Он же не помнит наверняка ничего из того, что мне вчера наговорил. Ну, да там видно будет! Чего сейчас этим всем грузиться. Сориентируюсь по обстановке. Никуда он от меня не денется. Влюбится и женится. А не захочет по-плохому – по- хорошему еще хуже будет!

14. Инт. Приемная. День.
Следующий кадр.
Герой (говорит холёной молодой секретарше): Да-да! Мы договаривались с Дмитрием Степановичем, мне назначено!
Уже взявшись за ручку двери, окидывает последним завистливым взглядом приёмную.
Внутренний голос: Да-а!.. Ба-алшой начальник тэпэрь! Отдельный кабинетик, секретутка, все дела! А тут!.. Твою мать!!

15. Инт. Кабинет. День.
Герой входит в кабинет и видит сидящего с крайне озабоченным видом Фролова, сосредоточенно перебирающего на огромном столе какие-то, по всей видимости, очень важные бумаги.
Герой (фамильярно): Привет, Дим!
Внутренний голос: Нет, ну, деловой, блин, до чего сразу стал! С утра уже весь в работе! Солидол! Как будто это и не он в пятницу весь туалет у Петровича заблевал. Чего ты там перебираешь-то? Ты же, небось, еще с пятницы-субботы не отошел! Не знаю уж, конечно, чем ты потом в воскресенье занимался. «Отдыхал», наверное. На хлеб намазывал. Как обычно.
Фролов (поднимает нехотя голову и небрежно кивает): А-а… привет… (Опять утыкается в бумаги.)
Внутренний голос: Чего-то ты мне, похоже, не очень рад. То ли зазнался уже, то ли из пятницы что-то помнишь. Что наболтал лишка. Ну да, сейчас проверим!
Герой (частит озабоченной скороговоркой): Слушай, Дим, ты, я вижу, занят – я буквально на минуточку! Я насчет нашего пятничного разговора.
При этих словах Фролов ощутимо вздрагивает и явно напрягается.
Герой: Ты просил меня зайти сегодня с утра. Ну, так, как?
Фролов (неуверенно тянет, недоверчиво глядя на героя) : Э-э… Что «как»?
Он явно ничего не помнит.
Герой (с невинным видом уточняет): Так звонить мне или нет?
Фролов (как-то натужно усмехается, глаза его бегают): К-кому звонить?.. Ты извини, Игорек, я в пятницу… сам понимаешь…
Напомни мне, о чем я там говорил-то?
Герой (совершенно натурально удивляется): Ну, как о чем? О секте. (Фролов побледнев, отшатывается.) Ты мне всё рассказал… (у Фролова глаза лезут на лоб, и даже рот слегка приоткрывается) …и телефон их оставил.
Крупно: лицо Фролова с отвисшей челюстью и выражением ужаса.
Внутренний голос (обеспокоено): Чего это он? Может, зря я во всё это лезу? Может, ну его на фиг!? Всех этих сектантов сумасшедших. А то ведь не вылезешь потом оттуда. Это, наверное, как в могилу. Обратно дороги нет. Надо мне это?..
(Со злой решимостью): Надо!! Еще как надо-то! А то ведь так и будешь всю жизнь на такого вот Фролова шестерить. На побегушках у него бегать, пока он тут в кабинете у себя оттягивается и с секретуточками своими кувыркается. А я чем хуже? Я тоже так хочу!
Фролов (глухо, глядя куда-то в сторону): Он у тебя с собой?
Герой (делает вид, что не понял): Кто?
Фролов: Ну, телефон?
Герой: Да нет, с собой нет. Я бумажку эту дома оставил. А что?
Фролов (как-то обреченно вздыхает, постукивая пальцами по столу): Нет, ничего… Это я так…
Герой (чуть более настойчиво): Ну, так чего ты решил?
Внутренний голос (злорадно): И не мечтай, что тебе удастся теперь от меня отвязаться! Вряд ли тебя в твоей секте по головке погладят, когда узнают, что ты их телефоны по пьяни направо и налево раздаёшь!
Герой: Ты сказал, чтобы я пока не звонил, – возможно, лучше будет, если ты сам с ними сначала поговоришь. Что ты до понедельника подумаешь, а в понедельник с утра мне скажешь. Ну, так как? Звонить мне или подождать?
Фролов сидит, опустив глаза и нервно барабаня пальцами по столу.
Камера показывает то Фролова, то интерьер его шикарного кабинета.
Внутренний голос: Да-а!.. Люди-то в этой секте должны быть и впрямь по-настоящему серьезные, если даже такого полного мудака, как Фролов, смогли в этот кабинет в два счета пропихнуть. Это действительно круто! Не хухры-мухры! А тут горбатишься, горбатишься!.. На чужого дядю… Нет, ну до чего же, блин, всё в этой жизни несправедливо устроено!.. И, главное, с таким ведь видом сидит, как будто он и правда всё это заслужил! Своим непосильным трудом. Ну, какие у тебя, пьянчужка ты несчастный, могут быть «труды»!? По поднятию стакана, разве что. Кто кого перепил! Начальничек, блин! Ключик-чайничек.
Фролов (пытается улыбнуться дрожащими губами, кидает быстрый взгляд на героя и сразу же опять опускает глаза): Нет, ты правильно сделал, что не звонил. Я сам, пожалуй… сначала… переговорю…
Фролов буквально давится словами.
Чувствуется, что весь этот разговор ему крайне неприятен.
Фролов: А то… если ты позвонишь… Кха… Кха… Я ведь тебе вообще не должен был этот телефон давать!
Буквально впивается глазами в героя: да точно ли я его тебе, дескать, давал?
Крупно: совершенно непроницаемое и спокойное лицо героя, который с честью выдерживает это неожиданное испытание.
Фролов (снова начинает ёрзать и кряхтеть, гасит свой орлиный взор и опять принимается внимательно изучать поверхность своего необъятного стола): Нн-да!.. Кху!.. (После паузы, тяжело вздыхая): Ну, в общем, сам я переговорю. А там уже не от меня зависит. Я сам человек маленький…
Герой (всё так же настойчиво): Ну, хоть сколько мне ждать?
Фролов (вяло отмахивается): А я откуда знаю?
Герой (упрямо): Ну, сколько хоть примерно? Неделю?.. Две?..
Внутренний голос (так же упрямо): А то не передаст еще ничего никому! Скажет потом: «Ну, не связались!.. Значит, не сочли нужным.» Знаем мы все эти варианты. Проходили. Ученые уже. Сами такие!
Фролов (злобно орёт): Да не знаю я!! Сказал же! Не знаю!! Захотят – найдут.
Герой (сразу сбавляя обороты): Да ладно, чего ты?.. Я так спросил… Просто определенности хочется…
Внутренний голос (неуверенно): Спросить, что ль, сколько он сам-то ждал, пока с ним связались?.. Ладно, не стоит. Хватит с него, пожалуй, на сегодня! Палку перегибать тоже не надо.
Герой (смотрит на часы): Ладно, Димон, давай. Побежал я. А то время уже!.. (Уже в дверях, снова оборачиваясь): Да, слушай!
А что ты с монеткой-то мне за фокус показывал? Я чего-то не врубился и так ничего толком и не понял? Цифры какие-то мне все называл?
Фролов (весь подаваясь напряжённо вперед): Какие цифры?! (Почти кричит): Что я тебе говорил!!? Что!!??
Герой (даже теряясь от неожиданности, т.к. он совершенно не предвидел такого эффекта): Да не помню я уже! Я и сам хорош был.
Фролов (обмякая): Узнаешь все в свое время. Сами они тебе всё расскажут. Если захотят.

16. Инт. Офис. День.
Следующий кадр.
Герой заходит к себе в отдел (офис – столы, сотрудники и пр.), включает компьютер, раскрывает какой-то огромный том и якобы углубляется в его изучениие.
Т.е. имитирует напряжённую работу.
Лицо размышляющего героя и на его фоне соотвествующие картинки.
Внутренний голос: Так-так-так! Что же мы имеем?..

17. Воспоминания героя. Инт. Кабинет. День.
Далее – картины разговора в кабинете Фролова.
Голос героя: По крайней мере, теперь-то уж никаких сомнений больше нет. Что секта действительно существует, что Фролов ее член и что именно благодаря ей он и получил свое нынешнее повышение, стал начальником и переехал в отдельный кабинет. Это ясно. О-очень интересно!.. И как ведь замандражировал-то! Заменжевался. Он же явно боялся последствий своей пьяной болтливости! Это ж видно по нему было!..
А последний эпизод с цифрами? Да его чуть кондратий не хватил, когда я об этом речь завел! Аж затрясся весь. Что же это, интересно, за циферки-то такие?.. Что-то он ведь мне говорил… Но вот что? И монетку всё кидал…

18. Воспоминания героя. Инт. Офис. Вечер.
Беспорядочные картины пьянки в офисе.
Бросающий монетку Фролов и пр.

19. Инт. Офис. День.
Герой: Не! не вспомню. (С сожалением качает головой.) Чего-то меня отвлекло. А, ну да! Шоу бесплатное.

20. Воспоминания героя. Инт. Офис. Вечер.
Далее картинки, иллюстрирующие воспоминания героя.
Голос героя: Как наша дорогая недотрога Олечка из соседнего отдела, привстав со стула, за салатом тянется, а сидящий рядом Максимов, пуская от счастья слюни, ее с блаженной, идиотской улыбкой тайком за задницу щупает. А она все тянется, тянется и никак себе, бедная, салатик положить не может. Всё чего-то там копается и на место не садится. Какую-то там ложечку всё ищет…

21. Инт. Офис. День.
Рудников невольно усмехается, живо вспомнив эту веселую картинку.
Внутренний голос: Жаль, видеокамеры не было. Забавный кадрик бы получился…
Герой, внезапно мрачнеет, раздражённо захлопывает свой талмуд и откидывается в кресле.
Внутренний голос: Черт! Лучше бы я Фролова слушал, вместо того, чтобы глазеть, как эту дуру лапают. Тоже мне, невидаль! А он, оказывается, что-то важное говорил. Чёрта с два теперь из него это вытянешь!
Сами они, видите ли, мне это расскажут! Сами-то сами, но и заранее знать иногда не вредно. Просто на всякий случай. Впрочем, чего теперь. Теперь только ждать остается. Когда они со мной связаться изволят. Если, конечно, изволят… А если нет?!..
Герой хватает несчастный талмуд и злобно отшвыривает его куда-то на край стола.
Внутренний голос: Блин! Ну, все куда-нибудь, да пристраиваются! Кто в секту, кто женится удачно…

22. Воспоминания героя. Инт. Зал. Вечер.
Несколько кадров какой-то шикарной свадьбы.
Герой – один из гостей, с завистью тайком поглядывающий на счастливого жениха. Жених – его бывший однокурсник.
Голос героя: Один я как дерьмо в проруби до сих пор болтаюсь. На хрен никому не нужный! Тридцатник скоро, и чего я, спрашивается, в жизни добился? Ну, чего? Что у меня есть? Ни-че-го! Ноль!! Николаша-нидвораша. Беспортошник. Голь перекатная. Спиваюсь потихоньку. С местной институтской алкашнёй. Такими же унылыми хрониками-неудачниками. Да тут не то что в секту, а на любой рожон полезешь!! Куда угодно! Лишь бы из этого болота, из этой трясины вылезти! Любой ценой!!!

23. Инт. Курилка. День.
Следующий кадр.
Герой с мрачным видом один стоит в курилке.
Тушит сигарету и двигается уже было к выходу, как вдруг дверь в курилке отворяетсяь, и на пороге возникает роскошная красавица – очень дорого и сексуально одетая, платиновая блондинка лет 25-и (Зинаида, начальница соседнего отдела).
Платье на ней – с очень глубоким вырезом.
Герой потрясённо на неё смотрит, он явно не ожидал её здесь увидеть.
Она между тем неспешно подплывает к герою, останавливается почти вплотную. Герой автоматически скашивает глаза на неправдоподобно-глубокий вырез ее платья.
Зинаида (спокойно, безмятежно глядя куда-то сквозь героя): Сегодня в 7 часов на станции метро «Фрунзенская», внизу, в центре зала. Сидите на любой скамейке. К Вам подойдут. (Видя совершенно дикое изумление, отразившееся на лице героя, так же спокойно и невозмутимо добавляет): Это по поводу Вашего недавнего разговора с Фроловым.
Неторопливо поворачивается и величественно выплывает из курилки.
Герой, полураскрыв рот, смотрит ей вслед.
Внутренний голос (потрясённо): Так это что же?.. Зинаида-то наша, свет Юрьевна? Леди Зю наша несравненная?.. Она тоже сектантка?.. О-охренеть!

24. Инт. Офис. День.
Следующий кадр.
Герой входит в отдел.
Начальник злобно на него смотрит.
Начальник: Сколько курить можно?!
Герой (взрывается): Я что, проклятый?! И так последние дни сижу, спины не разгибаю! Покурить уж на две минуты отойти нельзя!
Герой садится за стол, демонстративно придвигает к себе очередной толстенный талмуд и углубляется якобы в чтение.
Начальник молчит.
Остальные сотрудники сразу же дружно делают вид, что что-то там важное изучают, работают, уткнувшись в свои бумаги.
Картины поджавшего губы начальника и кидающих исподтишка взгляды сотрудников.
Крупно: лицо сидящего за столом и якобы читающего героя.
Дальнейшие картины – на фоне его лица.
Внутренний голос (раздражённо): Да пошел ты! Всё равно в нашей дыре ничего не высидишь. Перспектив никаких. Наше начальство хоть в жопу целуй, хоть туда же посылай! Разницы никакой. Результат тот же. И уволить не уволят – где еще такого дурака найдешь за такие деньги? И повысить не повысят. Всё только по своим и по блату. Тьфу на них, короче! Дебилы!
Да… Так что там с сегодняшней встречей?.. Как она сказала? В семь на «Фрунзенской»? Гм…

25. CG. Карта.
Картина схемы метрополитена.
Голос героя: Ну, да. Переход на «Парке»… Успеваю запросто. Там одна станция? Да, одна, кажется…
Картина станции метро «Фрунзенская».
Голос героя: Точно одна! И скамейки в центре действительно есть… «На любой скамейке»… Значит, тот человек меня в лицо знает. Любопытно… Впрочем, не важно. Знает и знает.
Гораздо любопытнее другое. А секта-то хоть эта легальная? Чего это они встречи в метро назначают? Что это еще за конспирация! Кого они боятся? Властей?.. А кого еще! Не меня же.
Та-ак!.. Всё интереснее и интереснее… Как бы мне тоже не загреметь! Под панфары. Вместе с этими сектантами за компанию. Ласты склеют – и привет! У нас же это просто. В рамках борьбы с терроризмом.
Да ну, чушь! Чего зря нагнетать? Стал бы Фролов тогда с ними связываться! Террорист хренов. Алконоид.

26. Воспоминания героя. Инт. Офис. Вечер.
Картинка пьяного как зюзя Фролова.
Голос героя: А Зинаида!..

27. Воспоминания героя. Инт. Курилка. День.
Картинка роскошной сексуальной Зинаиды.
Голос героя: Секстантка!
Чушь-то чушь, а чего ж они всё-таки прячутся? Пригласили бы к себе в офис, поговорили бы… Может, не ехать?.. Стрёмно что-то…
Тьфу ты! Ну, что за жизнь! То одно, то другое. И ехать – кирдык, и не ехать – кирдык. Ладно, поеду, короче, рискну. Авось, пронесет! А куда деваться? Поеду! Поеду!! Примут, не примут!.. Да плевать! Чего с меня взять? Пусть принимают. Да и терять мне всё равно нечего. А-а-бсолютно!

28. Инт. Метро. Вечер.
Следующий кадр.
Герой сидит в центре зала на «Фрунзенской» и тайком оглядывается.
Внутренний голос (панически): Вон тот парень, на скамейке напротив… Чего он тут делает? Я пришел, он уж сидел и сейчас всё сидит. Что-то непохоже, чтобы он кого-то ждал… Да и вон тот мужик… Чего он в мою сторону всё косяки кидает?.. Точно… А вон тот, в очках, с усами – так прямо откровенно на меня таращится! А стоит на него взглянуть, как он глаза отводит. Ну всё! Ясно. Влип. Ну, точно!.. Опять!..
Т-т-твою мать!.. Еще один! Этот уж вообще совсем откровенно пялится. Ну, всё! Крышка. Приплыли. Пишите письма. Кто это хоть? ФСБ–эшники или обычные менты? Какие менты! Террор,.. секта… Наверняка ФСБ-эшники. Значит, Лефортово. Пи-и-сец!
В этот момент к главному ФСБ-эшнику, «в очках, с усами», подходит какая-то женщина, и они вдвоем, весело смеясь и оживленно переговариваясь, двигаются к выходу.
Крупно: лицо героя, который явно испытывает при виде этой мирной картины невыразимое облегчение.
Он вынимает из кармана платок и вытирает дрожащей рукой вспотевший лоб.
Внутренний голос: Фу-у-у!.. Так, блин, и окочуриться недолго! В ящик сыграть. На нервной почве. От подобных стрессов. Нервные клетки ж не восстанавливаются. Стар я уже стал для подобных игр. Стар! Не мальчик. В казаков-разбойников по метро играть. В разведчиков-шпионов. В Джеймсов Бондов-Штирлицев, мать их Хари! Ну, и ну!.. Вот так встречка! На Черной Речке. Начало отличное! Посмотрим теперь, что дальше будет. Такова вся сектантская жизнь? Мне это все как-то по-другому представлялось.
Мужской голос: Игорь Иванович?..
Герой вздрагивает и даже слегка подскакивает от неожиданности.
Сидящая рядом женщина смотрит на него с некоторой опаской и удивлением и слегка отодвигается.
Герой поднимает глаза и видит стоящего перед ним молодого элегантного мужчину лет тридцати с небольшим.
В общем, немногим старше самого героя.
Герой (выжидающе глядя на мужчину и чуть приподнимаясь): Да?..
Мужчина: Давайте лучше на улице поговорим.
Мужчина приглашающе кивает головой в сторону выхода, и они вдвоем с героем молча двигаются к эскалатору.

29. Нат. Улица у Метро. Вечер.
Следующий кадр.
Они вдвоём выходят из метро сразу же сворачивают налево.
Мужчина явно знает, куда идти.
Герой все так же молча за ним следует и не задаёт никаких вопросов.
Внутренний голос: Так, может, мы все же в офис к ним сейчас придем? Хорошо бы…
Железная ограда,.. ворота,.. мимо общественного туалета,.. и вот они уже идут по асфальтированным дорожкам огромного парка, с аллеями и скамейками.

30. Нат. Парк. Вечер.
Камера показывает небольшой пруд в парке, с утками.
Внутренний голос: Ого! Вон даже и пруд есть какой-то, с утками… Надо же! Чего-то я здесь никогда не был. Даже и не подозревал, что тут парк такой огромный существует. Прямо в центре города, в двух шагах от метро. Хотя, тут же Лужники рядом, Парк Культуры, Воробьевы горы. Ну, да. Зеленая зона почти. Элитный район.
Мужчина между тем уверенно направляется к одной из пустующих скамеек около пруда.
Мужчина (предлагает обманчиво-мягким голосом; тон его, тем не менее, никаких сомнений не вызывает: ни о каком отказе не может быть и речи): Давайте, Игорь Иванович, здесь, на скамеечке и побеседуем. Место отличное,.. природа,.. свежий воздух… Да и не помешает нам здесь никто.
Герой и мужчина садятся на скамейку.
Место совершенно уединённое.
Рядом никаких других скамеек нет.
Ближайшая – на другой стороне пруда.
Мужчина: Так я Вас слушаю, Игорь Иванович. (Выжидающе смотрит на героя.)
Герой (осторожно): Кхе-е!.. Ну, Вы знаете, я думал, это Вы мне чего-то о себе расскажете… Я же не знаю о вас ничего…
Мужчина усмехается.
Внутренний голос (отчаянно): А-а!.. Чего там в эти игры играть!.. Понты колотить! Наверняка они всё выяснили уже про меня!
Герой: А Вы, я думаю, и так про меня всё знаете!
Мужчина (с улыбкой, доброжелательно): Многое, Игорь Иванович, многое! Не всё, конечно, но многое! Так, зачем Вы все-таки хотите к нам вступить?
Герой (решив не лукавить и говорить откровенно): Знаете, я просто хочу сделать карьеру! Как я понял со слов Фролова, вы можете с этим помочь. Просто хочу в жизни чего-то добиться! Вот и всё.
Мужчина (с интересом): Даже если для этого придется изменить своим принципам, убеждениям, своей вере?
Крупно: колеблющееся лицо героя.
Внутренний голос: Вере?.. Мусульманином, к примеру, мне становиться что-то совсем не хочется… А-а!.. Да пропади всё пропадом! Хоть идолопоклонником. Вопрос цены. Чего тут ломаться! Продаваться надо легко и дорого!
Герой (с горечью признаётся): Да нечему мне вообще-то изменять. Нет у меня никакой веры. Не говоря уж о принципах и убеждениях.
Мужчина (улыбка его становится еще шире и лучезарней): Похвально, похвально!.. Весьма похвально! До чего же все-таки приятно беседовать с искренним человеком!.. Ладно, Игорь Иванович, тогда и я отвечу Вам искренностью на искренность. Не буду Вас больше мучить и мистифицировать, а сразу введу в курс дела. А Вы уж сами примете для себя решение. Вступать к нам или нет. Договорились?
Герой (пожимая плечами): Да, конечно. Разумеется. Был бы очень рад Вас выслушать. За этим, собственно, я сюда и приехал.
Мужчина: Ну, вот и отлично! (Пристально смотрит на героя, тот поёживается под его взглядом.) (После секундной паузы): Видите ли, Игорь Иванович, у нас довольно… ну, необычная в общем-то, организация. То, что я Вам сейчас скажу, Вас, возможно, несколько удивит, но Вы человек образованный, с университетским дипломом, физик, кажется, по образованию?.. так что Вам будет проще.
Итак, как Вы, конечно, знаете, согласно общепринятым представлениям, если бросать, скажем монету,..

31. Воспоминания героя. Инт. Офис. Вечер.
Герой вздрагивает.
Ему сразу же представляется на мгновенье пьяный Фролов, бросающий монетку.

32. Нат. Парк. Вечер.
Мужчина: …то в половине случаев будет выпадать орёл, в половине решка. Ну, в среднем, разумеется, в среднем!.. Иными словами, оба эти события равновероятны. Причем считается естественным и очевидным, что от того, кто именно бросает монету, Петров или Сидоров,.. или, к примеру, Фролов… (Мужчина проницательно смотрит на героя.) …результат никоим образом не зависит. Вероятность для всех одна.
В действительности это не совсем так. Каждый человек привносит свои индивидуальные искажения в информационно-статистическое поле, и, соответственно, результаты серий бросков будут поэтому у каждого свои. Ну, отклонения, разумеется, незначительные, на уровне сотых и тысячных процента, но, тем не менее, они все же существуют.
Этим, кстати, и объясняется тот общеизвестный факт, что одним людям в жизни везёт, а другим нет. Современная наука это отрицает, а между тем, всё очень просто. Личностные искажения информационно-статистического поля.
Так вот, самое главное. Это индивидуальное распределение можно изменить. Сделать его, в сущности, вообще любым! Иными словами, можно сделать человека более везучим. Сделать так, что ему будет во всем везти. Всё у него будет удаваться, во всем ему будет сопутствовать удача. Что бы он ни затеял! Счастье само будет всегда плыть к нему в руки! Решка будет выпадать в 99 случаях из ста!
Крупно: поражённое лицо героя.
Внутренний голос: А ведь действительно!.. Такое просто в голову никому до сих пор не приходило! Про индивидуальные искажения. Что у каждого результаты серий свои. Да это же целое научное открытие! Революция! Переворот в информатике! Это же Нобелевка готовая. И, главное, просто как всё! И проверить можно экспериментально. Ну, ни фига себе!.. «Секта»!.. Это кто передо мной, Эйнштейн новый, что ли, сидит? Собственной персоной? Норберт Винер?..
Да! Так, а чего он там насчет изменения-то говорил? Я настолько ошалел, что самое главное-то, похоже, и прослушал! Нет, ну ни фига себе! Я до сих пор просто в каком-то шоке пребываю! В столбняке.
Мужчина: Именно с этим, кстати сказать, связано и повышение по службе Вашего друга Фролова.
Лицо героя.
Внутренний голос (угрюмо): «Друг», твою мать! «Нужен мне такой друг!»
Мужчина: Мы не предпринимали никаких конкретных усилий по его продвижению, как Вы, по всей видимости, решили. Мы всего лишь улучшили его статистические характеристики, сделали его более удачливым, везучим, а дальше всё произошло само собой. «Естественная сила вещей» – как говорили древние. Прочно забытый ныне хороший старый термин, между прочим.
Н-да… (Проницательно глядя на героя): И зря он Вам, кстати, эту свою удачливость с монеткой демонстрировал.
Лицо героя.
Внутренний голос (с недоумением): А я-то здесь причем? Я его за язык не тянул. Сам болтал.
Мужчина: Такие демонстрации категорически запрещены правилами нашей организации. Так что с Вашим приятелем мы еще будем разбираться.

33. Воспоминания героя. Инт. Кабинет. День.
Внутренний голос (злорадно, на фоне сидящего в кабинете самодовольного Фролова и последующих сцен его разговора с героем): Да на здоровье! Разбирайтесь. Гоните его в шею! Я только рад буду. Правильно! Как можно вообще с алкашами дело иметь? Впрочем, им виднее. Понятно теперь, чего он в кабинете тогда так замандражировал, когда я про монету упомянул. А потом обрадовался, что я ничего не помню. Знает кошка, чьё мясо съела!
Мужчина: Да и просто удачу свою можно таким образом спугнуть. Можете уж мне поверить!
Внутренний голос (на фоне перепуганного Фролова): А-а-а!… Так он еще перепугался тогда, не спугнул ли свою удачу!? Зря я ему, козлу, сказал, что цифр не помню. Пусть бы мучился.

34. Нат. Парк. Вечер.
Мужчина: Теперь вот что! Удачливость Ваша вырастет, но произойдет это за счет окружающих Вас людей. Они, соответственно, станут неудачниками.

35. Воспоминаня героя. Инт. Кабинет. День.
Внутренний голос (ошеломлённо, на фоне картин самодовольного Фролова): Ну-у, пидор! Так это он за мой счет начальником стал?! За счет всех нас?!

36. Нат. Парк. Вечер.
Мужчина: Ну, знаете, по известному закону: если где-то прибыло, значит где-то в другом месте убыло. (Усмехаясь): Но у Вас, Игорь Иванович, как мы выяснили, близких нет, да и принципов, как Вы сами только что сказали, у Вас никаких, так что особых морально-этических проблем с этим, я думаю, не возникнет. Или все-таки возникнут?
Мужчина вопросительно смотрит на Рудникова.
Герой (коротко): Нет.

37. CG.
Внутренний голос (на фоне сменяющих друг друга портретов его сослуживцев): Да какие еще там «морально-этические проблемы»! По фигу мне все окружающие! Пусть хоть а преисподнюю все проваляться! В геенну огненную. Гори они там все ясным пламенем! Только рад буду. Так всем этим уродам и надо! Сколько можно на мне воду возить?! «Окружающие»!.. Побудете, суки, в моей шкуре!.. Узнаете!..

38. Нат. Парк. Вечер.
Мужчина (кивая): Хорошо. Теперь задавайте вопросы. Если Вам что-то неясно, непонятно – спрашивайте.
Герой некоторое время думает.
Герой (несмело): Скажите… вот Вы говорите: за счет окружающих. А если я решу создать семью? Жениться?
Мужчина (спокойно): Тогда Вам лучше будет уйти от нас.
Герой (недоверчиво): И что, это так просто?
Мужчина (пожимая плечами): Конечно. Никаких проблем. Вы можете сделать это в любой момент.
Герой (с еще большим удивлением): И это не будет иметь для меня никаких последствий?
Мужчина(с улыбкой): Абсолютно! Ну, Ваша удачливость, естественно, вернется к Вашей нормальной, только и всего. К Вашей нынешней. Какая у Вас сейчас.
Герой (всё никак не может успокоиться): Но она не уменьшится?
Не упадет? Я не стану неудачником?
Внутренний голос (иронически-тоскливо): А кто я сейчас-то? Удачник?.. Так чего ж я тогда в секту иду?
Мужчина: Нет-нет! Вы просто опять станете обычным человеком с обычными среднестатистическими характеристиками. Только и всего.
Герой (мнётся): А… А все мои… приобретения? Ну, то, что я получу,.. за время пребывания в вашей… организации?.. Пока мне везло. Они.. у меня останутся?.. Или их надо будет вернуть?
Мужчина (шутливо-успокаивающе поднимая правую руку): Ничего не надо будет никому возвращать! Всё у Вас останется. Пользуйтесь на здоровье!
Герой (решаясь быть до конца откровенным): Вы знаете, просто какие-то сказочные условия! Даже не верится. Так и кажется, что это какая-то ловушка, что ли. Вы не обижайтесь, конечно. Видите, я совершенно откровенно говорю.
Мужчина (глядя прямо в глаза герою, спокойно): Да я вижу, Игорь Иванович, вижу… В общем, не переживайте. Нет никаких подвохов, ловушек и недомолвок. Всё обстоит именно так, как я сказал. Не лучше и не хуже. Так что Вам решать.
Герой (растеряно даже как-то пожимая плечами): Нет, ну, чего тут тогда решать… Конечно, я с превеликим удовольствием… На таких условиях… (Вдруг вспоминая): Да! так, насчет условий! Вы вот сказали, что Фролов не должен был демонстрировать мне свою удачливость. Это запрещено. А что еще запрещено? Какие вообще правила?
Мужчина (всё так же спокойно): Запрещены всего две вещи.
Первое. Показывать этот опыт с монетой. И второе – не желать зла всей организации в целом или отдельным ее членам.
Герой (опуская глаза): Понятно… Я всё понял… А скажите… Вот Вы говорите, что сделаете меня более удачливым, что ли. Ну, улучшите мои индивидуальные статистические характеристики.
(Мужчина одобрительно улыбается.) А как это на практике будет выглядеть? Это что, обряд какой-то? Процедура какая-то? Как это всё будет происходить?
Мужчина (перестаёт улыбаться и смотрит на героя в упор):
Вы всё увидите сами. Принуждать Вас никто ни к чему не будет, не беспокойтесь. В любой момент Вы можете взять и уйти. Никто Вас не будет удерживать, и это не будет иметь для Вас абсолютно никаких последствий. Просто вернётесь к своей обычной среднестатистической жизни, вот и всё.
Собрания наши проходят еженедельно, по пятницам. Посещать Вы их можете, соответственно, тоже хоть каждую пятницу. А можете через пятницу. Можете раз в месяц или даже раз в год. Дело Ваше. Но чем чаще Вы их будете посещать, тем лучше будут Ваши статистические характеристики. Тем больше Вам будет везти. Слишком долгие перерывы вредны. На собраниях Вы как бы получаете заряд особой энергии, а с течением времени она, разумеется, рассеивается. Чтобы сохранить удачу, необходимо производить постоянную подзарядку. Посещать наши собрания.
Герой (заинтересованно): Простите, простите!.. Вы говорите: заряд особой энергии. Так, значит, явление имеет энергетическую природу? И что это за особая энергия?
Мужчина: Черная психическая энергия – голос боли и страдания.
Герой (мямлит, пряча глаза): Так-так!..
Внутренний голос (с глубочайшим разочарованием): Очень мило! Очередные сумасшедшие. Психи черные. А я-то, дурак, было и поверил!.. Поделом мне! Хотя с монеткой идея хорошая. Про индивидуальное распределение.
Герой: Черная энергия, значит… Боли и страданий… И ее можно зафиксировать приборами?.. Измерить?..
Мужчина (невозмутимо): Нет. Измерить пока нельзя. Приборов таких пока нет.
Крупно: лицо героя с опущенными глазами, слегка покачивающего скептически головой и еле заметно пренебрежительно усмехающегося.
Мужчина: Но зафиксировать можно.
Рудников пренебрежительно вскидывает глаза на своего собеседника.
Внутренний голос (иронически): Хм!.. Приборов нет, а зафиксировать можно. Ну, и как же, интересно? А, телепатически, наверное! «Наши сектанты-телепаты!..»
Мужчина: Видите ли, источником черной психической энергии, энергии боли и страданий, являются, естественно, те места, где люди эти боль и страдания испытывают. Это прежде всего тюрьмы и больницы. Все эти заведения находятся, как правило, в черте города, в жилых кварталах.
Так вот, если провести статистическое обследование жителей близлежащих домов, то выяснится, что число заболеваний, смертей, несчастных случаев и пр. там существенно выше, чем в обычных районах. То есть эти заведения являются постоянно действующим негативным фактором, ну, как, к примеру, свалка радиоактивных отходов. Принцип изучения влияния на окружающую среду тот же. Сравнительное статистическое обследование потенциальных объектов воздействия.
Лицо героя, который слушает всё это, раскрыв рот.
Внутренний голос: Невероятно! Да этот человек, похоже, действительно гений! Если это вообще человек. Какие-то идеи, совершенно не человеческие! «Индивидуальное вероятностное распределение»,.. «черная психическая энергия»… Как будто из другого мира. И ведь, при всей их кажущейся фантастичности, подход сугубо научный. Вот что изумительно! Всё легко проверяется экспериментально опытным путем. Пожалуйста, проверяй!.. Невероятно! А интересно, такая статистика действительно кем-нибудь собиралась?
Герой (даже вперёд весь от любопытства подаваясь): Простите, а такое статистическое обследование действительно кем-нибудь проводилось?
Мужчина (лаконично): Да. Нашей организацией.
Внутренний голос (в панике): О чем я спрашиваю?! Проводилось, не проводилось!.. Мне-то какая разница!? По делу надо говорить!
Герой: Так, значит, как я понял, ваши офисы находятся в непосредственной близости от тюрем, больниц – ну, источников черной пси-энергии, и, посещая собрания, я как бы ей подзаряжаюсь? Так?.. Вообще, Вы не могли бы все же чуть поподробнее объяснить весь этот механизм воздействия?
Внутренний голос (отчаянно): На фиг он мне нужен, этот механизм?! Чего я к нему пристал как банный лист? Разозлится еще сейчас, чего доброго!
Герой (искательно улыбаясь): Ну, понимаете, я же все-таки физик по образованию. Мне просто интересно…
Мужчина (весело): Понимаю, понимаю!
Ну, в двух словах, дело обстоит так. Да, Вы всё правильно поняли. Посещая наши собрания, Вы подзаряжаетесь черной пси-энергией. Становитесь ее носителем. И притягиваете к себе удачу окружающих, их положительную, белую пси-энергию, подобно тому, как притягиваются друг к другу положительные и отрицательные заряды.
Герой (возбужденно перебивает, сам даже этого не замечая): Подождите, подождите!.. Как же так! Получается, что на всех – ну, скажем, жителей окрестных домов – черная пси-энергия действует негативно, и только на членов секты – позитивно!?
Мужчина: Именно так. Как раз в этом и состоит смысл обрядов, ритуальных действий, осуществляемых на собраниях. Сделать черную пси-энергию безопасной и даже полезной для участников. Заставить ее работать им на благо! (Как-то странно смеётся.)
Крупно: напряженное слегка лицо героя, который что-то почувствовал, какой-то диссонанс.

39. CG. Воспоминания героя.
Внутренний голос (на фоне картин довольных и счастливых Фролова, Зинаиды и пр.): Так, значит, я буду строить свое счастье на несчастье других? Как-то это… Хотя, чего это я?! Мне-то что? Меня же сразу предупредили. Насчет морально-этических проблем. Ну, сиди и дальше на своей нищенской зарплате. Бегай у Фролова на побегушках. Если ты такой высокоморальный. Пусть он тогда на тебе свое счастье строит. Кует. Он же в секте. Вместе с Зинаидой, кстати. И моральных проблем, я думаю, у них никаких. Сидят в своих кабинетиках, в полном шоколаде, и на все эти морали знай себе поплевывают с высокой горки. Из окон своих «Мерседесов».

40. Нат. Парк. Вечер.
Герой (твердо, глядя прямо в глаза мужчине): Хорошо, я всё понял. Я согласен. Так, какие мои дальнейшие действия?
Мужчина (протягивая герою листок бумаги): Вот Вам наш адрес.
Собрания проходят, как я уже сказал, по пятницам, начинаются ровно в девять вечера. Приходите, когда надумаете. (Вставая): Только постарайтесь не опаздывать. Ладно, Вам, наверное, к метро, а мне сейчас надо еще в одно место зайти. До свидания.
Он кивает на прощанье герою и быстро уходит куда-то вглубь парка.
Герой провожает его взглядом, потом неторопливо разворачивает листок и читает написанный там адрес.
Внутренний голос: Так… Где это?.. А, понятно. Сколько сейчас времени?.. (Смотрит на часы.) Начало девятого… В принципе, могу успеть. Сегодня как раз пятница… Так, может, прямо сейчас и поехать?.. А чего тянуть? (Задумчиво складывает листок, суёт его в карман и направляется к метро.) Ну, так чего?.. Ехать – не ехать?.. Или лучше уж на следующей неделе?.. А чего на следующей-то?.. Ну,.. как-то так,.. сразу… Надо хоть морально подготовиться… Психологически… Или уж поехать?.. А?.. Монету брошу! Орел – поеду.
Герой достает из кармана монету и высоко подбрасывает её.
Камера показывает в замедленной съемке, как монета крутится в воздухе.
Потом с обычной скоростью быстро падает.
Герой торопливо нагибается.
Камера крупно показывает лежащую вверх орлом монету.

40. Нат. Улица у школы. Вечер.
Следующий кадр.
Герой стоит у здания какой-то школы и сверяется с бумажкой, уточняя адрес.
Подходит к двери.
Внутренний голос: Черт! Школа, вроде, обычная… Снимают они тут, что ли?.. И чего говорить-то? Кто я такой?.. Не спросишь же, где тут у вас собрания секты проходят? Ну, в крайнем случае бумажку с адресом покажу.
Герой входит.

41. Инт. Школа. Вечер.
Вестибюль школы.
У входа сидит за столом какой-то молодой парень.
То ли вахтер, то ли охранник, непонятно.
Герой (неуверенно): Простите. Мне тут ваш адрес дали…
Парень мельком смотрит на листок и кивает головой в сторону лестницы:
Парень: Второй этаж. Секундочку подождите…
Он суёт руку куда-то под стол и протягивает герою черную шапочку с прорезями для рта и глаз, типа омоновской.
Герой с недоумением на нее смотрит.
Герой: Это что, надо одевать?
Парень (пожимая плечами): Как хотите. Дело Ваше. Можете не одевать.
Рудников мнётся в нерешительности, вертит в руках шапочку и потом, чувствуя себя невыразимо глупо, с кривой ухмылочкой неуклюже натягивает ее себе на голову.
Парень смотрит на все эти его манипуляции совершенно равнодушно.
Похоже, он видел здесь всё это уже много, много раз.

41. Инт. Лестница. Вечер.
Герой начинает подниматься по лестнице.
Площадка какая-то непонятная…
Дверь…

42. Инт. Второй этаж. Вечер.
Рудников толкает дверь и оказывается в каком-то предбаннике.
Дверь справа, дверь слева и большая дверь прямо.
Справа от большой двери сидит на стуле еще один парень.
Парень (вежливо): Вы первый раз?
Герой (чуть раздраженно): Да.
Внутренний голос (тоже раздражённо): У меня это что, блин, на лбу написано?!
Парень: Переоденьтесь вот в это.
Парень суёт руку в стоящую рядом со стулом большую спортивную сумку, достаёт оттуда какой-то свёрток и протягивает его герою.
Парень: Свою одежду оставите там.
Он кивает на правую дверь.
Герой (сухо): Это обязательно? Или, как маску, по желанию?
Парень (бесстрастно, внимательно глядя на героя своими серыми, стальными глазами): Обязательно.
Под его взглядом герой чувствует себя как-то неуютно.
Неприятный какой-то взгляд, колючий…
Он демонстративно пожимает плечами и с независимым видом направляется в указанную ему комнату.
Парень (уже в спину герою, холодно): Свою одежду всю снимайте! И белье тоже.
Герой со злостью хлопает дверью.

43. Инт. Раздевалка. Вечер.
Внутренний голос: Блин! Ну, каждая сошка обязательно командира из себя корчит! Большого начальника.
Герой осматривается.
Раздевалка какая-то.
Лавки вдоль стен и крючки для одежды.
На крючках брюки, рубашки, бельё…
Внутренний голос (на фоне соответствующих картинок): Понятно. Мужская раздевалка,.. а левая комната, вероятно, женская. Ясненько. (Герой разворачивает сверток.) Хм… Что это вообще такое-то? Ряса, что ли? Кимоно? Черный тонкий запахивающийся халат без пуговиц с какой-то дурацкой грубой веревкой вместо пояса. И эту штуку прямо на голое тело одевать?
Н-да… Средневековый, блин, монах в рясе и в омоновской маске. А женщины, интересно, в чем? Тоже в этом? Так… Тапочки еще. Тоже черные. А! И в тапочках. Класс! Готовый кандидат на Серпы. Клиент к Ганнушкину.
(Герой начинает быстро раздеваться, вешая на пустой крючок свою одежду.) Что это у них здесь всё такое черное да мрачное? А, ну да! Черная же пси-энергия! Всё серьезно. По-взрослому.
Чего-то мне всё это как-то… Охранники какие-то лютые, рясы, маски… Одежду-то хоть у меня здесь не попрут, часом? А то, блин, придется потом в рясе этой на голое тело домой ехать. В маске и в тапочках.

44. Воображение героя. Инт. Вагон метро. Вечер.
Рудников невольно хихикает, представив, как он входит в таком виде в метро.
Соответствующая картинка.
Голос героя: Вот точно по Высоцкому будет: смешно, да не до смеха!

45. Инт. Раздевалка. Вечер.
Внутренний голос: Да нет! Здесь у них, чувствуется, всё строго. Да и… Вон там какие шмотки висят! Не моим чета. Нужно тут кому мое барахло!
Герой, полностью голый, торопливо, путаясь в рукавах, надевает на себя халат-рясу, запахивается и перевязывается веревкой.
Шарит по раздевалке глазами в поисках зеркала.
Внутренний голос: Нет тут ни черта никакого зеркала! Сектантам, видимо, все эти излишества без надобности. Они, судя по этой рясе с веревкой, люди суровые. Черт! Опаздываю! Бежать уже надо. Время почти девять. А то не пустят еще, чего доброго. Этот охранник проклятый…

46. Инт. Второй этаж. Вечер.
Герой быстро выходит из раздевалки и направляется прямиком к центральной двери.
Охранник проводит его взглядом, но ничего не говорит.
Герой тянет дверь на себя и входит внутрь.

47. Инт. Зал. Вечер.
Большой проходной зал без мебели, с ковром на полу и с каким-то непонятным возвышением в центре. Помостом.
На этом помосте стоят огромные напольные часы с неестественно-длинным и массивным маятником. Заканчивается маятник внизу полумесяцем.
Внутренний голос: Что это, на хрен, за секира? Вжик! вжик!.. Уноси готовенького.
Вокруг помоста стоят широким кольцом люди, мужчины и женщины, одетые точно так же, как и сам герой. Ну, точнее, почти так же. В рясы. Масок на многих нет. И к тому же все босиком. Внимания на героя никто не обращает.
Герой ищет глазами и сразу видит стоящий справа от двери аккуратный ряд тапочек. Он тоже разувается и ставит свои тапочки среди прочих, оставшись босиком, как и все.
Внутренний голос: Как же я их потом найду-то?.. А!.. Там видно будет! Разберемся. Как все, так и я. И вообще лучше стараться не выделяться. Это, наверное, самое разумное сейчас.
Герой входит в кольцо, смешавшись с остальными.
В маске он чувствовует себя довольно уверено и почти не смущается.
Сектанты стоят молча, неподвижно и явно чего-то ждут.
Герой смотрит на напольные часы.
Девять!
Дальняя дверь распахивается.
В зал входят трое.
В таких же точно рясах, как и все, только красных и с капюшонами.
Один сектант идёт впереди, остальные двое держатся чуть сзади.
Передний явно главный.
Веревка на его рясе тоже красная, в то время как у двух других – желтые.
В общем, главный жрец и помощники.
Один помощник держит в левой руке какой-то мешок, а в правой – треногу.
Второй же осторожно несёт перед собой на вытянутых руках ярко блестевший таз, чем-то, судя по всему, почти до краев заполненный.
Какой-то жидкостью.
Герой с изумлением слышит доносившееся из мешка громкое мяуканье.
Внутренний голос: Кошка? Это что, элемент обряда?
Вся троица между тем быстро приближается к центру зала и поднимается на помост.
Помощники устанавливают треногу, ставят на нее таз и достают из еще одного мешка, которого герой поначалу не заметил, большую желтую ложку, поднос и пластиковый пакет.
Содержимое пакета мгновенно высыпают на поднос (герой пытается разглядеть издалека, что это такое? какие-то шарики, кажется?) – главный сектант берёт в руку ложку и громко, нараспев, произносит по-латыни какую-то длинную фразу.
Внутренний голос (неуверенно): Латынь, кажется?..
Один из стоящих в кольце сектантов тут же приближается к жрецу и встаёт на колени.
Жрец зачерпывает ложкой из таза и подносит ее к губам стоящего перед ним на коленях человека. Тот выпивает содержимое. Жрец берёт с подноса шарик и вкладывает его сектанту в рот. Человек разжевывает шарик и глотает его (это явно видно по движениям челюстей и горловых мышц и кадыка), встаёт с колен и возвращается обратно на свое место. Его соседка, совсем еще юная девушка без маски, сразу же двигается к центру зала, и всё опять в точности повторяется.
Потом еще один сектант,.. еще один,.. и так по кругу.
Когда очередь доходит до героя, он, не колеблясь, проделывает то же самое, что и все. Подходит, встаёт на колени, выпивает с ложки.
Внутренний голос: Сироп, что ль? тягучий… (Герой проглатывает положенный ему в рот шарик.) (Изумлённо): Мясо?.. Точно мясо! Котлетка… Или зраза…
Герой возвращается на место.
Камера показывает всю обстановку зала и героя.
Видно, что обстановка эта начинает уже на него давить.
Кольцо стоящих неподвижно босых сектантов в черных рясах и масках; ярко-красные жрецы в капюшонах посередине, выкрикивающие нараспев латинские фразы; маятник зловещий с полумесяцем на конце – такое впечатление, что это вообще не полумесяц, а лезвие секиры, остро отточенное, – и всё это под громкое, непрекращающееся ни на секунду прерывистое мяуканье кошки.
Кошка: Мя-яу!!.. Мя-яу!!.. Мя-яу!!..
Внутренний голос: Что это за мясо я сейчас ел? Вкус какой-то странный. Тоже сладковатый. Хотя, может, это после сиропа этого из ложки так показалось… Непонятный, в общем, вкус. Никогда такого мяса не ел. Может, тоже кошка?!
(Лицо героя, который кривится при этой мысли.) Ладно, впрочем. Что за капризы? Ели же все. Не отравились.
Последний сектант тем временем встаёт с колен и возвращается на место.
Жрец воздевает руки вверх и произносит по-латыни еще несколько фраз.
Внутренний голос (с нарастающим страхом): Да полно!.. Точно ли это латынь? Похоже, это и не латынь вовсе. А какой-то совсем странный и непонятный язык.
Видно, что герою совсем не по себе.
Камера показывает неподвижно стоящих сектантов в черных рясах со стеклянными глазами.
Потом лицо героя, которого буквально ломает.
Внутренний голос (судорожно): Черная пси-энергия! Энергия боли и страданий! Вот я, наверное, ею сейчас и заряжаюсь. Я же за этим сюда и пришел.
Жрец опять воздевает вверх руки и начинает нараспев что-то читать.
Сектанты начинают слегка раскачиваться из стороны в сторону и хором монотонно повторять вслед за ним концы фраз.
Герой начинает повторять вместе со всеми.
Герой: «Норус экстум!»… «Трактум версис!»…
Крупно: лицо героя, который постепенно впадает в транс.
Сектанты раскачиваются всё сильней.
Жрец вдруг выкрикивает какую-то фразу особенно громко и сразу же откуда-то начинает звучать музыка. Типа органной. С первым же аккордом сектанты все, как по команде, берутся за руки и одновременно делают все шаг влево и сразу же вслед за тем два шага вправо. Пауза. Потом опять шаг влево и два шага вправо.
Герой двигается вместе со всеми.
Кольцо людей начинает медленно вращаться против часовой стрелки. Шаг влево, два шага вправо! Шаг влево, два шага вправо! Сначала медленно, потом все быстрей и быстрей. Влево, вправо-вправо! Влево, вправо-вправо!! Влево, вправо-вправо!!! Быстрей! быстрей!! быстрей!!! Соответственно, всё быстрее и быстрее играет и музыка. И всё громче и громче. Люди двигаются вместе с ней, в такт ей. Она задаёт ритм.
Еще быстрее! Еще быстрее!!! Влево, вправо-вправо! Влево, вправо-вправо!! Еще! Еще!! Еще!!! От движения веревки у многих развязываются, рясы распахиваются.
Герой видит мелькающие обнажённые тела сектантов под рясами, возбуждённых уже мужчин и женщин, и сам постепенно возбуждается.
Влево, вправо-вправо! Влево, вправо-вправо!! Еще! Еще!!
Неожиданно из центра зала, перекрывая музыку, раздаётся совершенно дикий, истошный кошачий визг. Герой вскидывает глаза на этот невероятный звук и видит, что принесенная в мешке кошка, со связанными лапами извивается сейчас под маятником, который при каждом движении, своим остро отточенным полумесяцем внизу, чуть-чуть, слегка, совсем немного рассекает ее, доставляя животному по всей видимости, чудовищную боль и заставляя его визжать.
Взмах, визг! Взмах, визг! Влево, вправо-вправо! Влево, вправо-вправо!! Быстрей! — быстрей!! — быстрей!!! — быстрей!!!!
Внезапно одна из женщин разрывает круг, падает внутрь его и начинает биться и дёргаться на полу в то ли истерике, то ли конвульсиях, и в то же самое мгновенье круг распадается, свет почти гаснет, и начинается что-то невообразимое, какая-то чудовищная оргия. Все совокупляются со всеми. Порознь и группами. Всеми словно овладевает какое-то безумие. Это даже не секс в обычном понимании этого слова. Нечто другое.
Обязательная часть всего здесь происходящего. Заключительная часть обряда.
Красноватый мерцающий полумрак, какая-то нечеловеческая органная музыка, доносящиеся отовсюду сладострастные крики и стоны, отчаянные дикие непрекращающиеся вопли кошки и посередине непонятно чем освещенная фигура жреца в красном, с воздетыми вверх руками и запрокинутой назад головой, выкрикивающего в трансе какие-то не то молитвы, не то заклинания…

48. Инт. Зал. Вечер. Позже.
Следующий кадр.
Герой приходит в себя и обнаруживает, что опять стоит вместе со всеми в общем живом кольце, рясы на всех запахнуты и перевязаны веревками, свет горит и, самое главное, в зале царит полная тишина. Ни музыки, ни криков истязуемой кошки. Он смотрит на маятник. Лежащее под ним животное рассечено пополам. Кошка мертва.
Стоящий в центре зала жрец громко произносит какую-то заключительную фразу, поворачивается и, в сопровождении двух своих подручных быстро идёт к дальнему выходу. Как только дверь за ним захлопывается, кольцо распадается, и сектанты вразнобой идут к ближайшей двери. Той самой, откуда пришел в зал и сам герой. Герой двигается вместе со всеми. Он чувствует себя совершенно опустошенным. Как выжатый лимон. Остальные, вероятно, чувствуют примерно то же самое. Все идут, опустив глаза и уставясь себе под ноги. Никто ни с кем не разговаривает.

49. Инт. Вагон метро. Вечер.
Следующий кадр.
Герой сидит в вагоне метро.
Перед глазами у него встают сцены собрания секты.

50. Воспоминания героя. Инт. Зал Вечер.
Ряса,.. он в кольце стоит вместе со всеми,.. причастие это…
Внутренний голос: Так что там за мясо-то все же было?.. ладно, не важно!.. черт с ним!
Музыка,.. всё ускоряющееся движение по кругу,.. оргия…
Внутренний голос (обеспокоенно, на фоне картин собрания): Черт! Наверное, наркотики какие-то в этом питье были, которым меня опоили. Ничего не помню! Как это такое может быть?! Только какие-то отдельные эпизоды. Совершенно дикие. Кого-то порю в чудовищном темпе, как последний раз в жизни. А кого?.. Что?.. Куда?.. Женщину хоть?.. Да нет! Женщину, женщину!.. Вроде… Твою мать, пожалуй, лучше не вспоминать! А то вспомнишь тут… Всю жизнь потом плеваться будешь!
Меня самого-то там, часом,.. не отодрали?.. Ненароком?.. Не отымели,.. между делом?.. Я там… ни у кого?.. Да нет, нет! А что «нет, нет»? Если и «нет, нет», то просто потому, что повезло. Я вообще ж ничего не соображал. Мною просто какое-то общее безумие овладело. Как и всеми вокруг. И кого хоть я там трахал-то? Даже если и бабу? Может, старуху какую-нибудь столетнюю? Там были такие, как я успел заметить. С колен встать не могли, когда причащались. Под руки их поднимали. Как они, интересно кружились-то потом вместе со всеми?.. Т-твою мать! Да плевать мне на них, как они там кружились! «Кружились»!.. Вот как они?.. И, самое главное, с кем?!..
Вообще это ужасно! Это просто свальный грех какой-то. В чистом виде. Содом, на хрен, и Гоморра. В одном флаконе. Слава богу, что хоть кошку эту несчастную трахнуть не заставили! Сначала живую, а потом еще и мертвую… Только съесть, бли! В виде шариков-котлеток. А чего? Мне было все равно, кому совать. И кому давать. Хоть кошке, хоть мышке.
(Герой передёргивается.) Совершенно всё это мне не нравится. Если сейчас случайно не трахнули, то в следующий раз трахнут непременно. Наверняка! Под горячую руку кому-нибудь подвернусь – и всё! Пиши пропало. Прощай, девственность! Больше мама, я не целка. Короче, на хрен такие оргии! Мне моя честь девичья дорога. Да и вообще не понравилось мне всё это! Вспоминать противно. Как обычно.
Да! А толк-то, толк-то хоть какой-то есть?! Толк-то?! Чего ради я хоть кошек-то ел и такой опасности подвергался? Стал я уже более удачлив?

51. Нат. Улица у метро. Вечер.
Следующий кадр.
Герой сходит с эскалатора и быстрым шагом выходит из метро.
Видно, что ему не терпится проверить.
Он садится на лавочку и начинает подкидывать монету.
Подбрасывает первый раз, смотрит.
Внутренний голос: Орел! Тем лучше! Будем считать орлов.
Орел… Орел… Орел… Решка… Решка… … Орел…
Так… 62 на 38. Неплохо… Очень неплохо… Ради этого…
(Прячет монету в карман, встаёт и идёт к метро.) Хоть каждый день можно кошек жрать… Ладно, посмотрим. Поглядим. Ну, что ж, теперь остается только ждать. Ждать, ждать, ждать! Как это на мне моя удачливость отразиться. Какие дары на меня с неба посыпятся. По-смот-рим!

52. Нарезка кадров. Видеоклип.
Нарезка кадров.
Картины последующих непрерывных успехов героя (выигрыши в казино, в лотерею, рестораны, ночные клубы, покупки автомобиля, повышение по службе и поздравления сослуживцев и пр. и пр.) чередуются с картинами собраний и оргий.
Во всё убыстряющемся темпе.
Блага на героя сыпятся всё быстрей, и, соответственно, сектанты в кольце кружатся всё быстрей.
Завершающая картина: куча сплетенных на полу голых белых тел, которая превращается в конце в кишащую массу каких-то отвратительных белых личинок.
Всё это сделано как видеоклип.
Музыка должна быть простая, тоже повторяющаяся, во всё убыстряющемся темпе, под которую можно кружиться в кольце.
Слова приведены ниже, они постоянно повторяются.
Слова в <> – альтернативный вариант.
Можно петь для разнообразия то так, то так.
При повторах.
Песня
К нам, к нам, к нам
В круг!

Там, там, там
Вдруг

Получишь всё, о чём мечтал;
И даже если ты устал, <И если сердцем ты устал,>
Друг,

Ты снова веру обретёшь
И наконец-то отдохнёшь
От мук!

53. Нат. Улица у казино. Вечер.
Следующий кадр.
Весёлый и счастливый, смеющийся герой, окруженный толпой липнущих к нему тёлок и друзей, выходит с пачкой денег из казино; и тут, прямо у него на глазах, происходит страшная автокатастрофа.
Крики, машины «скорой помощи», носилки, милиция и пр.
Герой смотрит, улыбка застывает на некоторое время у него на лице, но потом он отворачивается и, снова смеясь, идёт с друзьями дальше.
Веселиться.

54. Инт. Салон. День.
Следующий кадр.
В роскошном супермаркете или салоне герою вручают какой-то очень дорогой приз.
Менеджер: Поздравляем! Вы наш стотысячный посетитель!
Герой выходит на улицу, и вдруг слышит резкий хлопок, взрыв – взорвался газ в одной из квартир в близлежащем доме.
Соответствующие картины взрыва, пожара и пр.

55. Инт. Офис. День.
Следующий кадр.
Сослуживцы гурьбой поздравляют героя с повышением.
Он благодарит и убегает со словами: Всё, всё, ребята, бегу, сейчас некогда! Вечером в ресторане всех жду! Не забудьте!

56. Нат. Улица. День.
Следующий кадр.
Он подходит, торопясь, к своей машине, доставая на ходу ключи и уже суёт их в замок, как вдруг слышит какой-то крик и поднимает голову. На карнизе стоит женщина, смотрит прямо на него и что-то ему кричит. Что именно – не разобрать. Герой, застыв, смотрит в шоке, и в этот момент женщина с криком бросается вниз.

57. Инт. Квартира героя. Вечер.
Следующий кадр.
Герой уже дома, торопливо наливает себе стакан водки и залпом выпивает. Его колотит дрожь.

58. Воспоминания героя.
Перед глазами у него картины всех происшествий и плюс ещё массы других.
Чьи-то похороны; больничные палаты; друзья, что-то со слезами на глазах ему рассказывающие, и т.п.
И всё венчает картина что-то кричащей ему женщины на карнизе, перед тем, как броситься вниз.

59. Инт. Квартира героя. Вечер.
Герой опять наливает себе в стакан водки и опять выпивает.
Внутренний голос (дрожа): Всё! Хватит! Больше я так не могу! Надо уходить! Завязывать со всеми этими пси-энергиями. Ну их к бису! Не для меня все это. Слишком я положительным оказался. Для всех этих отрицательностей. Слишком уж во мне белой энергии много. Жалостливости, мягкости, сентиментальности… Всей этой никому не нужной мутотени. Настоящий герой должен быть жестким, твердым и решительным! Как доберман-пинчер. А это что?..
(Герой откидывается на стуле и закуривает.) Короче, задел сделан. Повысили меня, деньжат под шумок настрогал слегонца по казино и лотереям всяким, прибарахлился, тачку купил – ну, и хватит! Бог уж с ними, с «Мерседесами». Переживем. Слишком уж дорого за них платить приходится. Кровью! И причем чужой. Ну их к дьяволу! Слабоват я оказался для таких развлечений. Жидковат. Как обычно. Как и во всем остальном. Ну, и ладно. Может, оно и к лучшему. К чертям все эти выигрыши кровавые! Не упырь же я, в самом деле? Кровью чужой питаться. На фиг, короче!! Провались всё! И так как-нибудь проживу. Жил же раньше.

60. Нат. Улица перед школой. Вечер.
Следующий кадр.
Герой в нерешительности топчется перед знакомым зданием школы.
Внутренний голос (тоскливо): Ну, решил же ведь!.. А, ладно, последний раз!
Герой машет обречённо рукой и открывает дверь…
Следующий кадр. Герой опять у здания школы. Берётся уже за ручку, замирает на мгновенье, что-то вспомнив, потом тяжело вздыхает и открывает дверь…

61. Инт. Автомобиль героя. Вечер.
Следующий кадр.
Герой едет на машине и видит голосующую у обочины молодую девушку лет 18-и.
Он притормаживает.
Девушка: До Авиамоторной!
Герой: Садитесь!
Некоторое время они едут молча, герой косится на сидящую рядом девушку, потом спрашивает с улыбкой.
Герой: Девушка, а как Вас зовут?
Девушка: Ксения…

62. Нарезка кадров.
Далее идёт нарезка кадров история знакомства и развития дальнейших отношений героя с девушкой под песню «Ветерок прошелестел…».
Они едут и, смеясь, болтают в машине, потом он провожает ее до подъезда, они в ресторане, гуляют где-то и пр.
Они молоды, веселы и счастливы.

63. Инт. Квартира героя. Вечер.
Следующий кадр.
Герой стоит у открытого окно и задумчиво курит, время от времени стряхивая пепел прямо вниз.
Внутренний голос: Н-н-н-да!.. Так дальше продолжаться не может. Надо что-то делать. Причем срочно, немедленно! Ведь, находясь со мной, она подвергается огромной опасности. Чудовищной! С ней в любой момент может что-то случиться!
Она же, бедняжка, тоже от этой моей черной энергии не защищена. Как и все остальные. Это я только с помощью всех этих обрядов сатанинских природу, естество обманываю. Вместе с другими, мне подобными, отродьями.

64. Воспоминания героя. Инт. Зал. Вечер.
Герой вспоминает безумные пляски, оргии, шарики все эти странно-сладковатые и кривится от отвращения.

65. Инт. Квартира героя. Вечер.
Внутренний голос: А она-то обычный, живой человек. Ей со мной рядом находиться противопоказано. Лучше уж с тигром в одной клетке сидеть. Или, там, с крокодилом. Да-а-а!.. О-хо-хо!.. Грехи, грехи наши тяжкие!..
Ну, так что? Что делать-то будем?.. А? Надо что-то решать?.. Что из секты я уйду – это ясно. Уже ушел. Больше я туда – ни-ни-ни! Ни ногой. Всё! Привет семье. Кончен бал, погасли свечи. Это-то ясно. Но этого ведь недостаточно. Мне же еще время надо, чтобы разрядиться. Излишки черной пси-энергии этой своей на окружающих сбросить. Я же ей сейчас, как конденсатор какой-то заряжен. Аккумулятор-батарейка.
Время, в общем, нужно. Время, время, время, время! Больше тут ничего не поможет. Ждать, короче, надо. Ждать! А сколько? сколько ждать-то?.. Ччерт его знает! Сколько?.. Неделю?.. Месяц?.. Да уж, как же,.. «неделю»! Размечтался! Месяц-то уж точно, не меньше! Это по-любому. А то и больше. Впрочем, у меня ж приборчик есть. Счетчик Гейгера, блин, карманный. Всегда провериться можно. Свой радиоактивный фон посмотреть и определить, когда я светиться перестану.
Герой автоматически суёт руку в карман, вытаскивает монетку и привычным движением ловко подбрасывает ее в воздух.
Внутренний голос: Орел! Прекрасно. (Начинает подбрасывать монетку.) Орел, орел, орел, решка… Орел! 83 на 17! Рекорд! Совершенно некстати только, как обычно. Как и всё у меня. Нашел время, блин, рекорды ставить! Да я же просто сияю весь! Черным пси-светом! Горю, полыхаю. Как атомный реактор. Как какая-то, блин, мрачная 1000-ваттная лампочка горя и несчастий. Меня сейчас за версту обходить надо. А не на встречи со мной ездить.
Господи-боже мой! Зачем я ее вообще сегодня вызвал!? Надо было хоть провериться сначала. Кретин! Олух царя небесного! Гоблин, мать твою! Бандерлог. Да если с ней что-нибудь случиться! Из-за меня!.. Тогда!.. Лучше, впрочем, об этом пока вообще не думать. А то накликаешь еще!.. Раньше времени.
Так… чего ж делать-то? А?.. Чего мы все-таки решим?.. Расставаться, расставаться на время надо! На месяц-полтора, как минимум. Пока мои показатели в норму не придут. Обычными не станут. Как и у всех нормальных людей. 50 на 50.
Черт! А как?.. Как расставаться-то? Под каким предлогом?.. Придумать чего-нибудь? Типа командировки. Она поверит…
(Герой рассеянно стряхивает в окно пепел и смотрит на играющих во дворе детей.) Врать не хочется!! Категорически! Нельзя, чтобы наши отношения изначально на лжи строились. Как там в Библии? «Худое дерево приносит только худые плоды»?.. Во-во!.. Н-да… Надо всё рассказать. Всё! И про секту и вообще. Как на чужом горе счастье себе устроил. Лучше сейчас это сделать, чем потом. Когда-нибудь рассказывать ведь всё равно придется. Нельзя, чтобы эта ложь вечно между нами стояла. Я этого не хочу. Это неправильно. Даже если она потом меня поймет и простит за обман, я сам себе никогда не прощу. Никогда! Её-то обмануть нетрудно, она ребенок совсем – себя не обманешь!
В дверь звонят.
Герой вздрагивает, торопливо делает последнюю затяжку и выкидывает сигарету в окно.
Потом бежит открывать.
Это Ксюша.
Герой: А-а!.. Привет! Проходи!
Девушка: Привет! (Проходит в прихожую.) Опять мои тапочки куда-то засунул?
Герой: Да не переобувайся, так проходи! (Девушка удивленно на него смотрит.) Проходи, проходи! Мне поговорить с тобой надо!
Девушка кидает на него ещё один внимательный взгляд, ничего не говорит и молча проходит в комнату. Герой идёт за ней. В комнате девушка садится на диван, герой – на стул.
Герой: Слушай, Ксюш, вот в чем дело…
Герой морщится и чешет пальцем висок, не зная, с чего начать.
Девушка по-прежнему молчит.
Герой (бормочет): Черт, не знаю даже, с чего начать… Короче говоря, нам надо расстаться на месяц-полтора. Не встречаться и даже не созваниваться. Вообще не общаться!
Девушка (удивленно): Почему? Ты куда-нибудь уезжаешь?
Герой: Да! То есть нет. Нет, никуда я не уезжаю.
Девушка (еще более удивлённо): Тогда почему? В чем дело?
Герой: В чем дело… В чем дело… Видишь ли… Н-да… В чем дело?.. Видишь ли… (Решаясь наконец): Видишь ли, я состою членом одной организации. Секты.
Девушка (с совершенно круглыми от изумления глазами): Что-о?!.. Ты?! Секты? Какой еще секты? Ты сектант?!
Герой: Да. Точнее, был до этого. Сейчас я решил от них уйти.
Девушка (глядя на героя так, словно видит его впервые): Так ты правда сектант? Член настоящей секты? (После паузы): Ну, и что? Они тебя не отпускают? Это что-то типа мафии?
Герой (с досадой): Да нет! Какой еще мафии!
Внутренний голос: «Мафии»!.. Насмотрелась сериалов! Современных телебредней.
Герой: Нет, Ксюша, никакая это не мафия. И никто меня там не держит.
Девушка (с недоумением пожимая плечами): Тогда в чем проблема?
Герой: Ладно, смотри! (Достаёт из кармана монетку.)
Внутренний голос (предостерегающе): Нельзя же показывать! Можно спугнуть удачу!.. Ага! Тем лучше! Может, и правда, спугну. И месяца ждать тогда не придется. Все равно мосты уже сожжены.
Герой подбрасывает монетку и ловит ее в воздухе.
Герой: Орёл! Видишь − орёл?
Девушка (смотрит на монетку, потом переводит взгляд на героя): Ну, вижу… Ну, и что?
Герой: Теперь смотри. (Кладёт монетку на ноготь согнутого большого пальца.) Сейчас я подброшу ее 100 раз, и орел выпадет не меньше восьмидесяти.
Девушка: Это что, фокус такой?
Герой: Смотри!
Герой начинает быстро и сноровисто кидать монетку.
Внутренний голос (со вздохом): Господи! Сколько раз за последний год я уже это делал?… За всю свою жизнь столько монет не кидал!
Герой: Орел… Орел… Орел… Орел… Решка… Орел… … Орел.
Внутренний голос (панически): 90 на 10!! Бог ты мой! Караул! Что происходит?!
Герой (вскакивая со стула): Всё! Тебе надо немедленно уезжать!
Девушка (возмущенно): Да никуда я не поеду! Можешь ты мне объяснить в конце концов, что происходит?!
Герой (торопливо частит): Ладно! Слушай внимательно, времени нет.
В общем, так. Год назад я вступил в секту. Ну, я думал, что это что-то вроде масонской ложи. Где всякие влиятельные люди с жиру бесятся. Ряженые,.. черные маски,.. знаки всякие тайные… Бутафория, в общем. Игра. Ну, вот я и решил тоже туда податься. Вступить. Просто из чисто меркантильных соображений. Знакомства полезные завести, то да сё… Короче, вступил.
Оказалось, никакие это, не масоны. И никакая это не бутафория и не игра. Всё очень серьезно. (Тяжело вздыхая): Не знаю уж, как у них это получается, но они делают так, что тебе начинает везти по жизни. Всегда и во всем… Вот видела, сколько раз орел выпал?
Ксения переводит глаза на лежащую на столе монету.
Герой: 90 раз из 100! 90!! В то время, как норма – 50. Вот это и есть мой показатель удачливости. Всё у меня получается, и всё всегда удается. На работе повышают, в лотерею выигрываю – всё всегда о, key! Полный ажур! (Переводит дух и продолжает): Но проблема в том, что всё это происходит за счет других. За счет окружающих. У них начинается фатальная невезуха. Тоже во всём! Они начинают болеть, умирать, попадать в аварии!.. (Мнётся, подыскивая слова): Ну… Не важно, в общем. Потом как-нибудь расскажу… Попозже. Когда всё это кончится…
Девушка (воспользовавшись паузой, негромко): Что кончится?
Герой (чуть не кричит): Всё кончится! Проклятие мое спадет!
Я же объясняю: тебе опасно сейчас со мной рядом находиться! С тобой тоже в любой момент может что-нибудь случиться! Как и со всеми остальными. А я в лотерею очередной раз выиграю. Поэтому я и хочу на время расстаться.
Девушка: А что потом будет?
Герой: Ну, видишь ли, потом это всё исчезнет. Со временем. Рассосётся. Я стану обычным человеком. Чтобы эту удачливость поддерживать, надо постоянно на собрания ходить. И во всех этих сатанинских обрядах участвовать. А я с этим теперь завязываю!
Девушка (как-то странно глядя на героя): А ты участвовал в сатанинских обрядах? Вокруг костра, что ль, плясал? В лесу за городом?
Герой (удивлённо): Почему за городом? Какого еще костра?
Девушка(спокойно): Ну, я фильм такой видела. Не помню сейчас названия… Там тоже секты, сатанисты, человеческие жертвоприношения… Так они вокруг костра там свои хороводы водили.
Герой(опустив глаза, бормочет): Н-да… Хороводы…

66. Воспоминания героя. Инт. Зал. Вечер.
Перед глазами у него всплывают сцены собраний.

67. Инт. Квартира героя. Вечер.
Герой: Да нет, Ксюша, здесь всё прямо в городе, в центре. В двух шагах от метро «Сокольники». В здании школы, между прочим. Это тебе не кино!
Девушка (удивлённо): Школы? Почему школы?
Герой (усмехнувшись и пожимая плечами): Ну, не знаю… Планировка, наверное, для собраний самая подходящая. Актовый зал… Очень удобно. Ладно, всё! (Торопит девушку): Хватит болтать! В общем, ты поняла? Сейчас нам надо на время расстаться. Пока у меня всё в норму не придет. И не созваниваться и вообще не общаться. Просто на всякий случай. А как всё у меня нормализуется, я тебя позвоню. Лады? (Девушка кивает и тоже встаёт со стула.) Ну, давай, беги. Провожать не буду, сама понимаешь. По той же причине. От меня сейчас подальше держаться надо. (Уже стоя в дверях, глядя в спину девушке): Я люблю тебя.
Девушка останавливается и оборачивается.
Герой (улыбаясь): Не скучай!
Девушка (улыбаясь в ответ): Ладно. (Поворачивается и идёт к лифту.)
Герой захлопывает дверь и возвращается в комнату.
Внутренний голос: Черт! (Герой дрожащей рукой достаёт из пачки сигарету, щелкает зажигалкой и глубоко затягивается.) Целый месяц теперь ждать! Да я с ума сойду! Целый месяц!!

68. Нарезка кадров. Видеоклип.
Герой проводит в тоске и скуке следующий месяц.
Нарезка кадров.
Он слоняется бесцельно по квартире, курит, пьёт чай, валяется на диване и пялится в телевизор, пробует читать и бросает книгу и т.п. Постоянно вспоминает свои встречи с Ксюшей, её лицо и пр. И постоянно так же он кидает монетку, проверяется и вновь и вновь разочарованно вздыхает. Коэффициент ещё не упал. Как только он начинает кидать монетку, вторым фоном сразу же всплывают картины хороводов и оргий на собраниях секты, сцены аварий и пр.

Песня
Тьма – свет,
Да – нет,
Минус – плюс.

Жизнь – смерть,
Круговерть
Из уз

Любовий, дружб,
Услуг и служб,
Суеты…

Куча мала!
Пыль да зола –
Я и ты.

68. Инт. Квартира героя. День.
Следующий кадр.
Падает со звоном монетка. Орёл. Герой на неё смотрит.
Внутренний голос (мрачно-удовлетворённо): Ну, наконец-то! Всё закончилось. Может, ещё разок?.. Да хватит уже! Сколько можно. 49.9 на 50.1. Это и есть отныне мой результат. Блин! Могло бы и 50.1 на 49.9, скажем, остановиться! Как был я неудачником по жизни, так им и остался. 49.9 на 50.1! Целая десятая доля процента! Даже не сотая! Ттвою мать!.. Ну, чего? Можно звонить?
Герой набирает номер.
Голос матери: Алло!
Герой: Здравствуйте. А Ксению можно?
Мать: А ее нет.
Герой: Нет?.. А когда она будет?
Внутренний голос: «Нет»?.. А где же она? Время – одиннадцать вечера!
Мать (равнодушно): Не знаю. Сказала, что поздно.
Герой (бормочет): Извините. (Вешает трубку.)
Следующие кадры.
Герой в течение ближайших двух часов, до одиннадцати вечера (камера показывает иногда циферблат стоящего на столе будильника) звонит снова и снова и со словами:
Герой
Нет?.. Не пришла ещё?.. Извините…
(вешает трубку)

69. Инт. Квартира героя. Поздний вечер.
Последний звонок.
Время – полдвенадцатого.
Внутренний голос (успокаивая самого себя): Да ладно!.. Мало ли где она может быть! Завтра выясню.
Герой начинает метаться по квартире периодически хватает трубку, но, бросив взгляд на часы, звонить больше так и не решается.
Внутренний голос: Родители эти еще проклятые!! Спать они, видите ли, рано ложатся!
Где она? Где!!? Где она в такое время может быть?! Ночью! С кем? Не одна же она по ночам бродит?! С кем-то же! С кем? С кем!!? С кем!!!??? Значит, она еще с кем-то встречается? У нее еще кто-то есть? За этот месяц появился??!
Наконец герой бросает ещё один взгляд на часы (без четверти двенадцать) и начинает лихорадочно одеваться.

70. Инт. Автомобиль героя. Ночь.
Следующий кадр.
Герой мчится куда-то на машине по ночной Москве.

71. Нат. Улица у дома. Ночь.
Следующий кадр.
Герой останавливается невдалеке от дома Ксении, паркуется в укромном месте (чтобы она, не дай бог, не заметила, возвращаясь!), заходит в её подъезд и прячется на лестничной площадке, между вторым и третьим этажом.

72. Инт. Подъезд. Ночь.
Внутренний голос: А если она уж давно домой вернулась? И сейчас спит себе спокойненько? Время-то уже полпервого. А я в последний раз в полдвенадцатого звонил… Ну, и ладно! По крайней мере, буду хоть знать, что она домой между полдвенадцатого и полпервого вернулась. Если она ночью так и не придет, а утром уже дома окажется… А если не окажется???!!!.. Да бред! Чего я себя накручиваю! Ну, задержалась просто…

73. Инт. Подъезд. Ночь. Позже.
Следующие кадры.
Герой стоит, смотрит неотрывно в окно и беспрерывно курит.
Каждый раз сигарет на полу становится всё больше и больше.
И всё время смотрит на часы.
Камера крупно показывает циферблат его ручных часов.
Час,.. полвторого,.. два,.. полтретьего,.. три…

74. Инт. Подъезд. Ночь. Позже.
Следующий кадр.
Всё так же курящий и смотрящий в окно герой вздрагивает и подаётся весь вперед.
Камера показывает подходящую к подъезду Ксюшу.
Слышно, как она входит в подъезд и садится в лифт.
Герой напряженно прислушивается.
Слышно, как входная дверь хлопнула.
Герой бегом спускается вниз и смотрит, на каком этаже остановился лифт.
Герой (бормочет лихорадочно): Так,.. девятый этаж! Её…

75. Нат. Двор. Ночь.
Затем выбегает из подъезда и смотрит на окна её квартиры, убеждаясь, что свет в её комнате зажёгся.
Он дожидается, пока свет погаснет (легла спать) и идёт к машине.

76. Инт. Автомобиль героя. Ночь
Следующий кадр. Герой едет на машине домой.
Внутренний голос (с огромным облегчением): Одна вернулась! Фу-у!.. А я уж было… Напридумывал себе!.. Конечно, надо еще будет выяснить, где это она до 3-х часов ночи сегодня шлялась, но все-таки вернулась она одна. Одна!

77. Инт. Квартира героя. День.
Следующий кадр.
Герой открывает дверь.
На пороге стоит Ксюша, которая сразу же радостно бросается ему на грудь.
Герой её обнимает, целует и пр.
Ксюша (тихо и нежно, прижавшись к нему, шепчет): Наконец-то!.. Я так соскучилась за этот месяц!
Герой (растроганно, гладя её по голове): Я тоже!.. Ксюшенька… Милая моя… Я тоже так по тебе скучал…

78. Инт. Квартира героя. День. Позже.
Следующий кадр.
Герой (на кухне, заваривая чай, вскользь): А я тебе ещё вчера звонил вечером, тебя дома не было…
Ксения (совершенно спокойно): Да, я у подруги на дне рождения была. Поздно домой вернулась.
Герой: У-у…
Герой продолжает заваривать чай.
Внутренний голос (скептически): Н-да… «У подруги»… До трех часов ночи… И чем же вы там, интересно, занимались? С подругой? Разговоры разговаривали?.. Ладно, впрочем. У подруги, так у подруги. Что ей теперь, в самом деле, взаперти, что ли, сидеть? Пока я тут черт знает чем занимаюсь. От черной энергии избавляюсь, прости господи! Аккумулятор хренов! Это сказать кому! Как в песне поётся: «Сидит моя подруга – впрочем, там «зазноба», кажется, – в высоком терему, и в терем тот высокий нет ходу никому!». В высоком, высоком!.. «ТеремУ!» На 9-м этажУ. Ладно, проехали.

79. Нарезка кадров.
Следующий эпизод.
Нарезка кадров (просто под какую-нибудь лирическую музыку) ежедневных последующих встреч героя с Ксюшей.
Они просто гуляют, разговаривают, посещают выставки, ходят на концерты и пр.
Видно, что они счастливы и влюблены друг в друга.

80. Инт. Квартира героя. Вечер.
Следующий кадр.
Герой у себя в квартире лениво раздевается.
Снимает брюки.
Из кармана выпадает монетка.
Герой замирает, некоторое время на неё смотрит, потом бросает брюки на кровать, нагибается и поднимает монетку.
Рассеяно крутит ее между пальцами, потом, доведенным до автоматизма жестом подбрасывает высоко вверх и ловко ловит в воздухе.
Решка!
Внутренний голос: Ладно. Решка, так решка.
Камера показывает, как герой кидает монетку и показывает результаты бросков.
Решка… Решка… Орел… Орел… Решка… … Орел…
Герой в ошеломлении смотрит на монетку.
Внутренний голос (ошеломлённо): 38 на 62! Как это? Что это такое!? Этого не может быть! Мне же сказали тогда в парке, что удачливость не уменьшится, если я из секты уйду? Твердо в этом заверили. Что происходит?
Герой приседает на корточки и быстро проводит вторую серию.
Внутренний голос, в полной панике: 37 на 63!! Что это значит?! Почему???!!! Мне же обещали?!..

81. Воспоминания героя. Нат. Парк. Вечер.
Картина разговора с главным сектантом в парке.

82. Инт. Квартира героя. Вечер.
Внутренний голос: Да нет! Просто видно было, что такой человек не будет обманывать. Он для этого слишком силён. Тогда что?! Что-то я не так, может, сделал?.. А что? Правила секты нарушил?.. А какие правила?

83. Воспоминания героя. Нат. Парк. Вечер.
Опять картина разговора с главным сектантом.
Тот говорит: Не демонстрировать никому фокус с монеткой и зла никому не желать из сектантов.
Внутренний голос: Ну, со злом всё ясно. Какое там «зло», если я с ними не общаюсь уже несколько месяцев! А вот с монеткой? Черт!.. Вообще-то я Ксюше тогда показывал… Неужели из-за этого? Но у меня же, вроде, стабилизировалось потом всё!? Я же проверялся! Причем неоднократно. Ничего не понимаю! Ничего! Вот дьявольщина! Это так и с балкона упасть недолго. Или еще в какой-нибудь замес угодить. Под раздачу. При таких-то коэффициентах. 37 на 63! Охренеть можно! Та-ак!.. Так-так-так!.. Что же делать-то? А? Что делать-то будем? Надо ж что-то делать? А что? Что!?

84. Инт. Квартира героя. Вечер.
Герой хватает монетку, роняет ее от волнения, нагибается, поднимает и быстро проводит еще одну серию.
Внутренний голос (с ужасом): Опять 37 на 63. Всё! Труба. Приплыли-приехали. Финиш!

85. Воспоминаня героя.
Картины воспоминаний автокатастрофы, взрыва газа и пр.

86. Инт. Квартира героя. Вечер.
Искаженное животным ужасом лицо героя.
Внутренний голос: Я не хочу!! Не хочу умирать! Почему???!!!.. За что??!!..
Герой (бормочет вслух): Так!.. Так!.. Спокойно!… Спокойно… Главное сейчас не паниковать. Ничего же еще не случилось. Всё наверняка еще можно исправить. Можно… Можно… Как?.. Как исправить?.. Как!!??.. Так, спокойнее!.. Думай! Думай-думай-думай! Итак, что мы имеем?
У меня вдруг снизился коэффициент удачи. Резко вдруг упал. До критической отметки… Я не хочу! Не хочу!! Почему? Мне же обещали! Гарантировали! Почему!!?
Ладно, ладно, тише! Так,.. так… Почему у меня снизился коэффициент?.. Подождите-ка!.. Подождите!! Да какая разница, почему! Что мне мешает сходить на очередное собрание и опять его поднять?! Точно!! Господи! Фу-у-у!.. Ну, конечно же! Ну, я и дурак!.. Всё же просто. Мне что тот сектант в парке говорил? «Хоть раз в год!» Фу-у-у!.. Ну и ну! Прямо от сердца отлегло. Да-а-а-а!.. Твою ма-а-ть!..
Когда у нас пятница?.. Сегодня! Сегодня же пятница! Блин! Сколько времени-то?.. Восемь? Ну-у, отлично! Время еще полно. Хорошо, хоть с Ксюшей сегодня не допоздна гуляли. Значит, сейчас прямо и поеду! Переоденусь, душ приму… А то ведь…

87. Воспоминания героя. Инт. Зал. Вечер.
Картины оргий перед глазами героя, который кривится от отвращения.

88. Инт. Квартира героя. Вечер.
Герой: Ладно! Не до жиру. Быть бы живу. Не до чистоплюйства. Сейчас в норму все вернуть как можно скорее надо. А там видно будет. Можно, в конце концов, и посоветоваться с кем-нибудь из них там. Из руководства. Что, в самом деле, за херня!? Почему у меня упало всё? Не должно же вроде? Они, кажется, к этому делу спокойно относятся. Что я завязать решил. Женюсь, скажу. Сами понимаете… Ну, не важно. Разберемся. Главное, вернуться к норме для начала. И как можно быстрее! А там уж видно будет.

89. Инт. Квартира героя. Вечер. Позже.
Следующий кадр.
Герой торопливо вытирает мокрую после душа голову и лихорадочно одевается.

90. Нат. Двор. Вечер.
Следующий кадр.
Герой выскакивает из подъезда, подбегает к машине, судорожно роется в карманах в поисках ключей и вдруг замирает.
Внутренний голос: Нет уж, на фиг! С таким коэффициентиком. На метро надежнее.

91. Нат. Улица. Вечер.
Следующий кадр.
Герой идёт к метро.
Он крайне осторожно переходит улицу и, боязливо озираясь, идёт, крадучись, пешком к станции.
Внутренний голос: Хулиганов, вроде нет?.. Бешеных собак тоже… Хотя, может и ворона бешеная с неба свалиться и укусить. Клюнуть. Прямо в глаз. Или в оба. А потом еще по темечку клювищем своим добавить. Тюкнуть-долбануть. Тюк-тюк!.. И bye-bye! Спи спокойно, дорогой товарищ! В общем, всё может быть.
Только бы мне до секты доехать! Только бы доехать! Господи, спаси и сохрани! Грешен я, господи, черной энергией заряжаться еду. Но куда мне деваться? А? Слаб я, господи. Слаб человек. Жить-то хотца! Хочется пожить-то! Господи, только бы доехать! Только бы! Только бы метро не взорвали – только бы вагон с рельсов не сошел – только бы-только бы-только бы-только бы!.. Только бы доехать!!..
А вдруг они переехали!!?? Я же не был там уж несколько месяцев!
При этой мысли герой останавливается как вкопанный, глядя перед собой широко раскрытыми глазами.
Внутренний голос: Да нет! (Герой идёт дальше.) Не может быть. Чего я гоню! С какого дьявола им переезжать?.. А вдруг!!!?..

92. Инт. Вагон метро. Вечер.
Следующий кадр.
Герой едет уже в вагоне метро. Видно, что он слегка успокоился.
Внутренний голос: Фу-у!.. Ну, если теперь вагон не взорвется… Каким-нибудь, на хрен, полоумным шахидом-террористом… Или франк-масоном… Или инопланетянином. Да, так все-таки почему у меня коэффициент-то упал? Должна же быть причина? Ладно, чего сейчас голову над этим ломать. На месте разберемся. В секте. Они мне там подробно всё разобъяснят. Как по нотам распишут. По полочкам всё разложат. Главное, до них сейчас добраться.
Господи, помоги! Аллилуйя! Или как там молятся? Может, аминь? В общем, только бы доехать! Аминь, аллилуйя, что угодно! Только бы доехать! С перрона не свалиться. С эскалатора не упасть. С лестницы не сверзиться. Вниз головой. Прямо на случайно пробегавшую мимо бешеную собаку.
Та-ак!.. Ну, вот, приехали. Слава богу! Аминь-аллилуйя! Теперь медленно,.. не спеша,.. – хотя времени-то уже до фига! как бы не опоздать! – не торопясь и богу помолясь… выходим из вагона… во-от так!..

93. Инт. Метро. Вечер.
Внутренний голос: Идем по перрону… осторожно!! осторожно! ни к кому лучше не приближаться! да!.. вот так… та-ак… эскалатор… стоим – не шевелимся!.. замерли… по сторонам не смотрим… никого не провоцируем… подъезжаем… собрался… во-от так!.. всё! теперь спокойно идем,.. идем,.. двери… так… выходим из метро,.. аккуратненько, никуда не торопимся… всё нормально? да, нормально…

94. Нат. Улица. Вечер.
Внутренний голос: Прекрасно… вот по этой до боли знакомой улочке идем и идем себе и идем… идем… идем… всё знакомо… всё спокойно… смотрим под ноги… не отвлекается… не отвлекаемся… не отвлекаемся… ну, вот и всё… вот мы, кажется, и пришли. Знакомые места. Вот и школа. Ну!? На месте они? С богом!!

95. Инт. Школа. Вечер.
Герой входит в знакомую дверь.
Внутренний голос: Го-осподи! Ну, слава богу. У-уф-ф!
Герой расслабляется наконец и вытирает вспотевший лоб.
В вестибюле за эти месяцы не изменилось, кажется, абсолютно ничего. Время здесь остановилось. Знакомый охранник сидит на знакомом месте и всё так же равнодушно смотрит на героя.
Внутренний голос (с огромным облегчением): Всё по-прежнему! Даже охранник тот же! Ничего здесь за эти месяцы не изменилось, абсолютно! До чего приятно все же, что есть в этом проклятом мире хоть что-то незыблемое!
Герой на всякий случай кивает охраннику головой, давая понять, что он здесь не первый раз и порядки все знает. Парень никак не реагирует.

96. Инт. Второй этаж. Вечер.
Следующий кадр.
Второй этаж. Там тоже всё по-прежнему. Пустой предбанник, второй охранник у двери.
Герой бегло смотрит на часы.
Внутренний голос: Чёрт, опаздываю уже!
Герой быстро берёт у охранника рясу.

97. Инт. Раздевалка. Вечер.
Герой почти вбегает в раздевалку, наскоро там переодевается и, завязывая на ходу веревку, торопливо входит в знакомый зал.

98. Инт. Зал. Вечер.
Сектантов за это время стало еще больше. Гораздо больше. Люди в кольце стоят теперь настолько плотно, что герой едва находит себе место. Еле втискивается.
Только он успевает встать, как противоположная дверь распахивается, жрецы входят в зал, и ритуал начинается.
Причастие,.. музыка,… медленное вращение круга… Влево, вправо-вправо!.. Влево, вправо-вправо!..
Крупно: лицо героя, который быстро впадает в транс.
Внутренний голос (отрывочно): Давно не был… Иммунитет, наверное, пропал…
Влево, вправо-вправо! Влево, вправо-вправо! Всё быстрей и быстрей!!
Влево, вправо-вправо! Влево, вправо-вправо!!
Кольцо людей вращается всё быстрее и быстрее! Всё быстрее и быстрее!! Еще быстрее! Еще!! Еще!!!
Внутренний голос (исчезая, проваливаясь в беспамятство): А-а!.. Тем лучше! Что я себя не смогу контролировать. Чем больше расслаблюсь, тем больше энергии получу! Это сейчас самое главное!..
Ещё несколько кадров крутящегося вместе со всеми и совершенно уже отключившегося героя.

99. Инт. Зал. Вечер. Позже.
Следующий кадр.
Герой стоит в кольце. Всё уже кончилось. Кольцо в этот момент распадается, и сектанты нехотя, как во сне, потянулись к выходу. Герой бредёт вместе со всеми.
Внутренний голос (вяло): Что-то я совсем ничего не помню… Вообще! Никогда такого не было… Полностью отключился. Что уж я там делал?.. Или со мной там делали… Одному богу известно…
Да-а!.. не важно. Делов-то! Было и прошло. Главное, что у меня теперь с показателями?! Вот что действительно важно! Не зря я хоть сюда приехал-то?! А остальное… Да плевать! Переживем. Один раз…

100. Инт. Раздевалка. Вечер.
Герой входит в раздевалку, быстро, не глядя по сторонам, переодевается и мгновенно выскальзывает за дверь.

101. Инт. Школа. Вечер.
Вниз по лестнице,.. дверь с охранником,..
Внутренний голос: А охранники здесь, интересно, кто? Сектанты или нет? Они же ведь в собраниях-то не участвуют!

102. Нат. Улицаю Вечер.
И вот он уже на улице.
Рудников, кусая себе губы от нетерпения, сворачивает в первый попавшийся двор, приседает на корточки, достаёт монетку и начинает бросать.
Внутренний голос: Так… Орел!.. Хороший признак. Орла у меня давно не было.
Орел… Орел… Решка… Решка… Решка… Блин! Орел… То-то же! Орел… … Орел.
51 на 49! 51 на 49!!! Ура!! Виват! Виктория!! Не зря я все-таки!.. Фу, черт!.. Теперь хоть вздохнуть спокойно можно. Домой ехать, ничего не опасаясь. А то… Я прямо уже… Да-а… (Герой замечает, что руки у него дрожат.) Твою мать, здорово я все-таки перенервничал. Руки, вон, прямо ходуном ходят! Нервы не в <писк>!
Герой достаёт сигареты и пытается закурить, чтобы упокоиться. Пальцы прыгают, спички ломаются одна за другой. Закурив, наконец, только с пятой или шестой попытки, он некоторое время просто стоит, прикрыв глаза, подняв к небу лицо и глубоко затягиваясь. Потом выбрасывает сигарету и не торопясь двигается в сторону метро.

103. Инт. Квартира героя. День. Суббота.
Следующие кадры.
Суббота.
Герой, смотрящий на монетку.
Внутренний голос (с закрадывающимся беспокойством): 45 на 55. Однако!

104. Инт. Квартира героя. День. Воскресенье.
Воскресенье.
Герой, нагибающийся за монеткой и медленно выпрямляющийся.
Внутренний голос (ошеломлённо): 34 на 66!..

105. Инт. Квартира героя. День. Понедельник.
Понедельник.
Герой сидит, тупо уставясь на лежащую на столе решкой вверх монетку.
Внутренний голос (безнадёжно): Решка! 22 на 78! Еще хуже, чем в предыдущей серии. Там хоть 23 на 77 было.
Что все-таки происходит? Должно же быть хоть какое-то объяснение этому бреду и кошмару!? Совершенно немыслимому и ни в какие рамки уже не укладывающемуся. 22 на 78! Да это ни в какие ворота не лезет! Этак я до конца недели не дотяну. Н-не-а!.. Не дотяну! Точно не дотяну. Как пить дать. И к гадалке не ходи.
Герой откидывается в кресле и сцепляет руки на затылке. Он безнадёжно-спокоен.
Внутренний голос: Ну, думай, думай! Ты же ученый. Физик-теоретик, в конце-то концов! Пусть даже и бывший. Думай! Ищи причину. Тебя же учили. Анализировать и обобщать факты. Воспринимай это просто как научный эксперимент. По какой-то необъяснимой причине и каким-то необъяснимым образом провалившийся. И вот теперь это объяснение и эту самую причину тебе и надо найти. Срочно! Позарез!! А иначе – моменто море. Моментально. В море.

106. Воспоминания героя.
Перед глазами всплывают опять картины автокатастроф и пр.

107. Инт. Квартира героя. День.
Герой достаёт сигарету из пачки и, забыв про неё, просто вертит в руке, не закуривая.
Потом трясёт головой, отгоняя наваждение.
Внутренний голос: Ладно, итак, что мы имеем? Показатель падать не должен, а он падает. Падает, падает и падает!.. Как зимний снег. Как последняя сволочь!!
(Герой вспоминает, наконец, про сигарету и закуривает.) Значит?.. Что это значит?.. Значит, есть причина. Какая-то дополнительная причина, которую я пока никак не могу понять. Учесть. Причем постоянно действующая. Непрерывно. На протяжении всего последнего времени. Раньше-то ведь у меня такого не было.
Стоп! Стоп-стоп-стоп. Все мои беды начались, когда я решил уйти из секты. Так? Так. До этого всё шло нормально. А как решил уйти… Или нет! «Как решил уйти» – тоже все было нормально. Мой показатель упал до среднестатистического и замер. Застыл. Стабилизировался. То есть все произошло именно так, как меня с самого начала и предупреждали. Я стал самым что ни на есть обычным лохом. Коих кругом толпы бродят. Стада. Травоядных. А вот потом что-то где-то не срослось, и всё у меня пошло наперекосяк. Вразнос. Показатель покатился. Под гору. Как снежный ком.
Так! Когда это произошло? Точно?.. В какой именно момент? А?.. Так… Так… Когда?..

108. Воспоминания героя. Инт. Квартира героя.
Далее идут кадры, иллюстрирующие размышления героя.
Как он сообщает Ксюше, торчит у телевизора и пр.

109. Инт. Квартира героя. День.
Внутренний голос: Я завязываю… сообщаю об этом Ксюше… мы перестаем встречаться… я месяц как мудак у телевизора торчу… так… здесь еще всё нормально… показатель падает, конечно, но медленно, как положено, так как я на собрания не хожу… так… и наконец, стабилизируется. На отметке 49 с чем-то там. Я еще, помнится, горевал, какой же я, мол, неудачник. «Неудачник», блин! Знал бы я тогда!..
Так, ладно. Что дальше-то было? А что было? Ничего дальше не было. Дальше всё у меня нормализовалось, мы с Ксюшей начали встречаться.
Крупно: замершее лицо героя, который начинает что-то подозревать.
Внутренний голос: «Мы с Ксюшей начали встречаться»! Ну и что?! Что? Ксюша-то здесь причем? Ну, начали, и начали. Причем здесь Ксюша? И простите, простите! до этого-то у меня было всё нормально! Мы же с ней и раньше встречались, до всех этих ужасов, когда я еще в секту ходил – и ничего! Показатели у меня были преотличные. Конечно, я на собраниях подпитывался всё время, но неважно! Они же не снижались. То есть Ксюша никаким постоянно действующим негативным фактором не была. Так что не на-адо! Не надо! Не надо валить с больной головы на здоровую. Ксюша здесь совершенно не при чем.
Ладно, давай всё сначала. Что я шарахаюсь из стороны в сторону! Нужно мыслить логически, последовательно и систематически. Как учили.
Итак. Из-за чего может снижаться показатель? Вот главный вопрос. От этой печки и надо плясать. Из-за чего? Первое. Из-за нарушений правил секты. По крайней мере, какие-то смутные угрозы на этот счет я слышал. Ничего конкретного, но будем считать, что из-за этого может. А-а!.. Как же «ничего конкретного»? Мне прямо было сказано: не пей воды, козленочком станешь. Не показывай фокус с монеткой, удачу можешь спугнуть. А я показал. Ксюше, кстати. Черт, все время Ксюха всплывает!
Герой вскакивает и начинает в волнении метаться по комнате.
Внутренний голос: Нет, ну, подождите! Потом-то у меня всё стабилизировалось на нормальном уровне. А вниз покатилось, когда мы встречаться начали. Дьявол! Это что же получается? Что мне надо теперь держаться от нее подальше, что ли? Раз я ей всё рассказал?
Да ну, бред! Не то это всё. Не может этого быть. Это же явление чисто энергетическую природу имеет. Черная пси-энергия. Как она может у меня удачу оттягивать? Для этого ей надо постоянно черной пси-энергией подзаряжаться. Подпитываться. На собраниях бывать.
Герой замирает в ужасе.
Внутренний голос: А какой был день, когда я ее в подъезде караулил? Когда она в три часа ночи домой вернулась. Пятница!! Ночь с пятницы на субботу. День собрания.
Герой опять начинает беспорядочно метаться по комнате.
Внутренний голос: Та-ак… Подождите. Подождите-подождите-подождите-подождите! Не надо! Вот не надо поспешных выводов! Как она могла о секте-то узнать? Адрес? Случайно? Просто от кого-то? За тот месяц, пока мы не встречались? Хм… Теоретически это, конечно, возможно, но вряд ли. Во-первых, такое совпадение,.. а во-вторых, она же знала, что это для меня гибельно. С ней встречаться. Если она сектанткой стала. Должна же она была меня хоть предупредить!?
Да нет, нет, подожди! Не в этом даже дело! Если она заинтересовалась сектой, то почему у меня сразу не спросила? Где и что?.. Что я ей вообще тогда сказал-то? (Картины того разговора с Ксюшей, как он показывает ей опыт с монеткой и пр.) Да! нейтральный совершенно разговор был. Она даже вопросов никаких не задавала. Молчала, как обычно. Или задавала? О чем мы хоть вообще говорили-то?
Так, ну, я монетку стал при ней кидать… Она спросила: это фокус? Я говорю, что нет, мол, не фокус, и про секту ей всё рассказал. Сатанисты, мол, фуё-моё!.. Так… Ну, и дальше чего? Дальше… Дальше она про кино вспомнила, что, мол, кино какое-то такое видела, тоже про секту, как они там хороводы в лесу вокруг костра водят. И спросила: а вы что, тоже в лесу? за городом? Я говорю, что нет, прямо в центре города, и станцию метро назвал.
Герой опускается без сил на стул.
Крупно: лицо героя, на котором написана глухая и безысходная тоска.
Он уже все понял.
Внутренний голос: … И сказал, что в здании школы. В двух шагах от метро «Сокольники» в здании школы. То есть найти она могла запросто. Если захотела. Много ли школ около «Сокольников»? Одна наверняка и есть! Одна-единственная! Ну, две, в крайнем случае. Да и то вряд ли. В общем, встал в пятницу вечером, постоял… Ни одна, так другая. Про пятницу же она, кажется, тоже знала? Или не знала? Да это уж и не важно! Не пятница, так суббота. Когда еще могут собрания проходить?! Да можно хоть каждый день стоять, если уж на то пошло! Было бы желание. Да и школа там наверняка одна. Какие еще две!
Но почему?!! Почему?! Почему она даже не предупредила?
Второй внутренний голос (холодный и безжалостный): Почему-почему! Да потому что не знала, как ты к этому отнесешься! Зачем ей лишние проблемы? А на тебя ей наплевать. Даже лучше, если с тобой что-нибудь случится, и ты исчезнешь. На фиг ты ей теперь нужен?! Неудачник. Она теперь сама хозяйка жизни. Как Леди Зю.
Герой прикасается пальцами ко лбу, пытаясь что-то вспомнить.
Внутренний голос (мучительно): Постой!.. постой!.. Леди Зю… Леди Зю… Вспомнил… Бог ты мой! Я вспомнил!.. Последнее собрание… Так это была!..

110. Воспоминания героя. Инт. Зал. Вечер.
Картина последнего собрания.
Оргия… Клубок обнаженных переплетенных тел, мужских и женских, и в центре совсем молоденькая, юная девушка в маске, неистово и жадно совокупляющаяся и совокупляющаяся, кажется, вообще со всеми сразу, во всех мыслимых и немыслимых позах.
Герой брезгливо на неё смотрит.
Ждущая своей очереди Леди Зю, стоящая рядом в своей сбруе, с пристегнутым искусственным фаллосом, встречается с ним взглядом, насмешливо ему улыбается и не отводя от него глаз, не спеша подходит к девушке, грубо хватает ее за волосы и рывком приподнимает голову…

111. Инт. Квартира героя. День.
Герой облизывает пересохшие губы.
Внутренний голос: Это была Ксюша! Эта же молоденькая девушка была Ксюша!
Герой чувствует, что ему не хватает воздуха.
Внутренний голос: Неужели правда? Да это я сам себе уже напридумывал! Она же в маске была, та тварь!

112. Воспоминания героя. Инт. Зал. Вечер.
Картина, как Леди Зю запрокидывает девушке голову.

113. Инт. Квартира героя. День.
Внутренний голос: Потаскушка эта. С чего я взял, что это?.. Не могла!..
Второй внутренний голос (издевательски-неумолимо): Чего там «не могла»! Если она на собраниях бывает, значит… ясное дело!.. Как и все… Это же необходимая часть ритуала. Причем, чем больше, тем лучше! Вот девочка и старается. Коэффициентик себе поднимает. Благо, молоденькая пока, здоровья много… А иначе зачем вообще туда ходить!?
Первый внутренний голос (беспорядочно, хватаясь за соломинку): Но она же… У нас же с ней ничего не было еще даже ни разу!.. Она же девочка еще!.. Ребенок! Она что, и девственностью ради этого пожертвовала!?
Второй внутренний голос: А с чего ты всё это взял? Что она девочка и всё такое прочее? Это ты сам себе напридумывал. Просто тебе хотелось так считать, вот и всё. Что она такая вся из себя молчаливая и загадочная. «Не было у нас с ней ни разу!» А ты просил хоть раз? Попросил бы с самого начала, может, бы тебе и дали? Всё так же молча и загадочно улыбаясь. Правильно! А чего тут зря болтать!?
Герой, подняв кулаки ко лбу, в бешенстве кричит вслух на самого себя: Замолчи!! Замолчи!! Замолчи!! Заткнись!! Не может этого быть!! Не может!
Внутренний голос (через несколько секунд, чуть успокоившись, лихорадочно): Так, ладно! Ладно… Хорошо… Предположим. Бред, но предположим. Допустим на секундочку. Можем мы тут что-нибудь выяснить? Как-нибудь убедиться, проверить? Что-нибудь про нее узнать?

114. Воспоминания героя. Инт. Курилка. День.
Перед глазами всплывает его бывший сослуживец, самодовольно улыбающийся, с наставительно поднятым вверх указательным пальцем.
Внутренний голос: Д-да… Хороший был парень… Рак у него потом обнаружили… Я уже тогда в секту ходил… Д-да… Так чего он там говорил-то? Что-то как раз, вроде, на эту тему?

115. Инт. Квартира героя. День.
Герой морщит лоб, припоминая.

116. Воспоминания героя. Инт. Курилка. День.
Курилка… клубы сизого дыма… Приятель менторским тоном вещает…
Приятель: Сегодня, старик, выяснить всё про любую тёлку не проблема. Раз плюнуть. Если у тебя, конечно, хоть одна извилина в голове есть. Просто идешь в ее женскую консультацию, денег немного в регистратуре даешь – и берешь на часок ее амбулаторную карту. А там уж всё написано! Всё как на ладони! Вся ее внутренняя сучность. Внутриматочная.

117. Инт. Квартира героя. День.
Герой вскакивает и, одеваясь на ходу, бежит к двери.
Перед самой дверью он останавливается на секунду: Кейс надо взять… Положить куда… (Возвращается в комнату, хватает кейс и уже с ним выбегает из квартиры.)

118. Нат. Двор. День.
Следующий кадр.
Герой подбегает к машине и возится с ключами.
Внутренний голос (судорожно): Женская консультация! Женская консультация! Съездить туда и прочитать ее амбулаторную карту! Добьемся сначала этого, а там уж видно будет. Посмотрим. Пока с этим надо разобраться. Фактов же у меня пока нет никаких. Одни только домыслы. А вдруг всё не так?
Герой прыгает в машину и резко рвёт с места.

119. Нат. Улица. День.
Следующий кадр.
Герой останавливается у Ксюшиного дома, выскакивает из машины и, увидев выходящую из соседнего подъезда женщину, быстро подходит к ней.
Герой: Простите, а вы не подскажете, где тут ближайшая женская консультация? Этот район обслуживающая?
Женщина (останавливается, несколько удивленно на него смотрит и задумывается): Консультация?.. А, ну это на улице… (Называет улицу.) Вот дом только не помню…
Герой (перебивая): Спасибо! (Поворачивается и бежит к машине.)

120. Инт. Автомобиль героя. День.
Следующий кадр.
Герой едет на машине.
Внутренний голос: Улицу я знаю… Всё! Там еще раз спрошу или просто всю улицу из конца в конец проеду. Найду!

121. Инт. Автомобиль героя. День.
Следующий кадр.
Герой окрикивает из машины пешеходов. Те пожимают плечами, качают головой и пр. Наконец кто-то показывает на другую сторону проспекта.

122. Нат. Улица. День.
Герой вылезает из машины, быстро пересекает по пешеходному переходу проспект и опять спрашивает у кого-то. Тот уверенно ему показывает.

123. Инт. Клиника. День.
Следующий кадр.
Герой вбегает почти в женскую консультацию и, ни секунды не колеблясь, подходит к первой же встретившейся ему в коридоре пожилой женщине в белом халате.
Картина его разговора с нею, он что-то объясняет ей, потом достает из кармана и суёт ей 100 долларов.

124. Инт. Клиника. День. Позже.
Следующий кадр.
Та же женщина выносит ему амбулаторную карту.
Герой хватает ее и, дрожащими от нетерпения руками, начинает листать.
Внутренний голос: Так… Самойлова Ксения Евгеньевна… Год рождения… Так… Не то… Не то… А это что?! Два аборта… Первый в четырнадцать лет… Второй…
Крупно: лицо героя.
Закушенные губы, глаза застилают слёзы. Читать он больше не может.
Он стоит некоторое время, наконец кое-как справляется с собой и, держа карту в руке, говорит срывающимся голосом ждущей его сестре: Вы знаете, я сейчас ксерокопию с некоторых страниц на почте сделаю и через час ее вам верну.
Медсестра (пугаясь): Нет-нет, что Вы! Выносить карты категорически запрещено!
Герой (успокаивающе, доставая из кармана еще одну стодолларовую бумажку): Да я всего на час. Ну, сами понимаете, чтобы потом спокойно почитать. А то здесь… второпях…
Медсестра (забирая деньги и решаясь): Ну, ладно. Только не больше часа!
Герой: Хорошо, хорошо! Не беспокойтесь! За час я вполне управлюсь.
Герой бежит к двери, засовывая на ходу карту в свой кейс.

125. Нат. Улица. День.
Чтобы добраться до машины, надо опять пересечь проспект.
Герой доходит уже до середины, когда красный свет светофора сменяется на зеленый, и плотный поток машин медленно трогается с места. Герой перебежать вполне успевает и потому резко ускоряется и бежит наперерез набирающему скорость потоку. Неожиданно кейс у него раскрывается, и все бумаги, в том числе и карта Ксюши вываливаются на асфальт. Герой в недоумении останавливается, оборачивается и нагибается за ней.
Крупно: амбулаторная карта с надписью: «Самойлова Ксения Евгеньевна».
Дикий визг тормозов, удар!..
Выпавшая из кармана в момент удара монетка со звоном падает на асфальт. Решка!!

126. Нат. Улица. День.
Следующий кадр.
Ксения в школьной форме куда-то идёт по коридору школы, рядом два одноклассника.
Одноклассники (окликают её): Слышь, Ксюх!
Ксюша (останавливается и вопросительно на них смотрит): Ну?
Вместо ответа один из них достаёт из кармана 50-и-долларовую купюру и показывает девушке.
Ксюша (усмехаясь): Ого! Откуда лавэшки? Тачку чью-нибудь опять вскрыли?
Одноклассник (тоже усмехаясь, в тон ей): Точно! Вскрыли. И в бардачке баксы нашли. Повезло.
Ксюша (со странным выражением повторяет вслед за ним): Повезло… Понятно. А резинки, мальчики, у вас есть?
Одноклассники (переглянувшись с другом, неуверенно): Нет.
Ксюша (безаппеляционно): Тогда только в пасть!

Титры начинаются.
Титры под песню «Расскажи мне, ангел тьмы…»
Титры заканчиваются.
КОНЕЦ